» » Николаевский калейдоскоп: затишье в весеннем обострении

Николаевский калейдоскоп: затишье в весеннем обострении

10 мая 2018, 12:42
Обладающая плодородными почвами, выгодным географическим положением и когда–то крепкой промышленной базой, Николаевская область откровенно неинтересна крупным национальным игрокам. Как следствие — достаточно широкое поле для самодеятельности местных, мало на что влияющих элит.

В то же время в силу того, что «её не жалко», Николаевщина нередко становится полем для экспериментов. И по николаевским событиям — когда карикатурным, а когда трагическим — можно хорошо отслеживать национальные тенденции. Традиционное праздничное затишье — хорошее время для обозрения. Поговорим о противостоянии властных группировок, попытках подготовки к президентским выборам и организационном развале крупнейших партий.

Николаевский калейдоскоп: затишье в весеннем обострении

Картина № 1. Небесная

Слухи о скорой отставке главы Николаевской ОГА Алексея Савченко ходят едва ли не с момента его назначения. У представляемой им группы Яремы-Гелетея не было таких интересов в регионе, ради которых Савченко следовало переводить сюда с поста замглавы бюджетного комитета ВР. Так что все были уверены, что Николаевская область для Алексея Савченко — лишь трамплин для взлёта в Киев. А чтобы взлететь повыше, следовало отличиться каким–то крупным проектом.

Таковым для Савченко стала реконструкция полуразрушенного Николаевского аэропорта. Которую, плюс ко всему, он собирался провести средствами местных бюджетов — ради чего городские и районные советы добровольно–принудительно понуждались к выделению средств на реконструкцию. Но время шло, сроки срывалось, а вокруг аэропорта происходило всё больше скандалов, самым громким и трагичным из которых стало самоубийство и. о. директора аэропорта Владислава Волошина. И тут инициативу перехватывают в столице.

Ещё за три месяца до трагического 18 марта по области пошли слухи: в переговорах об объединении «Солидарности» и «Народного фронта» немалое место уделено Николаевской области. «Фронтовики» условием ставят назначение «своего» губернатора — назывался ряд персоналий, в целом подконтрольных экс-губернатору (2014-2016) Вадиму Мерикову. В свою очередь в Администрации президента всерьёз подумывали о назначении нового губернатора, который до выборов сумел бы наладить «избирательную машину» в регионе. В таких условиях оппоненты Савченко не могли не использовать такой мощный информационный повод.

Начался процесс длительных подковёрных игр в столице, иногда выплёскивавшихся в публичное пространство — например, приездом на сессию Николаевского облсовета «Национальных дружин». Николаевская общественность, да и немалая часть политикума, ощущая эти игры чуждыми себе, потеряла к ним интерес. А партию «перенесли»: Алексей Савченко написал прошение об отстранении себя от должности на время следствия, фактически же ушёл в длительный отпуск по состоянию здоровья.

Трагедия в аэропорту, увы, также оказалась «отыгранной» — по крайней мере, на данное время. Аэропорт продолжил свою уже привычную жизнь. Его директором был назначен скандально известный депутат облсовета Фёдор Барна, а действия николаевских властей по аэропорту поддержал министр транспорта Владимир Омелян, что породило множество пока не подтверждённых догадок. А на фоне этого фирма «Жилпромстрой-8» пытается отсудить у аэропорта 43 миллиона гривен за работы, которые там провели без тендера, поверив гарантиям ОГА.



Картина № 2. Бесконечная

А вот история возвращения мэра Александра Сенкевича показывает, что при внешней схожести региональные процессы могут заметно отличаться от национальных «трендов». Напомним, 5 октября 2017 года с подачи ОГА Николаевский горсовет объявил импичмент представителю «Самопомощи» Сенкевичу. Тот ограничил ответную активность парой митингов протеста и сбором подписей за роспуск горсовета, а также подал иск в суд. Который, впрочем, мало кто воспринимал всерьёз.

Тем не менее 16 марта Центральный районный суд Николаева удовлетворяет иск Сенкевича. А 2 апреля вносит уточнение: Сенкевич должен немедленно приступить к выполнению обязанностей. За две недели, прошедшие между заседаниями, и. о. мэра — секретарь горсовета Татьяна Казакова («Солидарность») отказалась подавать апелляцию. Не приняла соответствующего решения и сессия горсовета.

Внезапный импичмент и не менее внезапный come back вызвал однозначное толкование ряда обозревателей: это изначально был «хитрый план» Администрации президента, таким образом поставившей под контроль мэра ещё одного областного центра — по тому же примерно сценарию, что в Харькове или Одессе. Однако при всей стройности такой версии, она слабо учитывает николаевские реалии. Александр Сенкевич не обладает необходимым организационным ресурсом для обеспечения выборов и так и не стал авторитетной фигурой для «старых» элит. Скорее, можно говорить о том, что Сенкевич на этот раз оказался баловнем Фортуны, а не жертвой обстоятельств.

Да, глава ОГА Алексей Савченко действительно не препятствовал суду принять благоприятное для Сенкевича решение. Но не потому, что контролировал Сенкевича, а потому, что из–за своих проблем ослабил контроль над городом. Возвращение Сенкевича позволяло быть уверенным, что у городских элит не будет особого желания влезать в областные проблемы.

Да, один из главных инициаторов импичмента Сенкевича, нардеп-«УДАРовец» Давид Макарьян при участии заместителя главы Администрации президента Виталия Ковальчука проводил консультации о «сотрудничестве» с Александром Сенкевичем, но уже после решения суда. А вести их пришлось бы: восстановление по суду мэра от «Самопомощи», незаконно отстранённого «порошенковцами», было довольно неприятно медийно. Поэтому (как минимум, для укрепления своих позиций в АП) надо было показать, что ничего страшного не произошло.

По большому счёту, ничего страшного для власти действительно не случилось. Сенкевич вернул свои кадры, но просто создал для них новые должности, взамен занятых в эти месяцы его оппонентами. Начал атаку на бизнес своих наиболее непримиримых врагов — но довольно нерешительную. А в скором времени по восстановлении в должности улетел в США. Как он пояснял в частных разговорах, на «смотрины» в Госдепартаменте. Хотя более вероятна версия, что под этим предлогом он занялся вопросами своего IT-бизнеса.

В целом, за прошедшие полгода вне должности Сенкевич изменился мало, он по–прежнему может раздражать «порошенковцев», но не создавать тем серьёзных проблем. А их у «партии власти» хватает.



Картина № 3. Жизненно новая

17 февраля заявление о выходе из президентской политсилы написал первый заместитель главы облсовета Иван Кухта, одновременно лидер крупнейшей по численности Снигирёвской райорганизации «Солидарности», в 2015-2016 годах — заместитель главы областной организации.

Кухта, о чём мы писали уже не раз, был довольно нетипичным БППшником — благодаря своему желанию «игры вдолгую». Свой стратегический расчёт он направил на сохранение репутации незапятнанного в коррупции (не путать с «антикоррупционерами») политика. Тактически Кухта рассчитывал на то, что его отстранённость от местных группировок и преданность президентской политсиле заметят в Администрации президента, назначив своего рода «контролёром» области от Банковой. На каком–то этапе так и вышло, благодаря чему с подачи главы АП Игоря Райнина он получил должность первого замглавы облсовета.

Однако особого интереса в «жизни по–новому» — построении работающей, не подверженной коррупции вертикали власти в области — на Банковой не проявили. Поэтому Кухта остался на своём посту без поддержки сверху, основными его союзниками выступали фракции противоположного идеологического лагеря — «Оппоблок» и «Нова держава», а конкурирующие властные группировки были едины в своём стремлении не дать Кухте как–то проявить себя в должности. Ему приходилось мириться со «связанными руками», терпеть нападки групп Савченко (в первую очередь) и Мерикова — так что в таких условиях выход его из «Солидарности» выглядел вполне предсказуемо.

Не менее предсказуемо (хотя далеко не единогласно) «Солидарность» поставила Кухте ультиматум: или возвращение в партию, или заявление о сложении полномочий первого замглавы облсовета. Кухта выбрал второе, что в преддверии ожидавшейся войны Савченко и Мерикова выглядело вполне логичной «эвакуацией». Однако итоги голосования депутатов по заявлению высветили вторую версию: Кухта, добросовестно выполнив требование партии, рассчитывал проверить, на кого он может рассчитывать в депутатском корпусе. За его отставку высказались всего лишь 20 депутатов при 33 необходимых.

Но главу облсовета Викторию Москаленко (дрейфующую в сторону группы Савченко выдвиженку группы Мерикова) это не остановило. На следующий день после сессии, 13 апреля, она увольняет Кухту своим распоряжением (?!) на основании несуществующего по дате (!) заявления. Кухта заявил, что подаст иск в суд, а группа депутатов «Оппоблока» и «Новой державы» подали заявление в полицию и прокуратуру с требованием возбудить против Москаленко уголовное дело. Подача немедленно была принята властью — в сети стали разгоняться тезисы, что, будь Кухта настоящим патриотом, он бы не принял помощи от «ватных» депутатов.

Впрочем, данная история вообще имеет слабое отношение к идеологии.


Иван Кухта

Картина № 4. Оппозиционная

Краткая предыстория. В 2015 году ориентированная на Ахметова–Новинского «городская» группа Игоря Дятлова вытесняет из «Оппоблока» ориентированную на Лёвочкина–Фирташа группу Татьяны Демченко (та уходит в «Новую державу»). В течение полутора лет после выборов сильная «городская» группа Дятлова успешно использует слабую и аморфную фракцию в областном совете (глава — Владимир Фроленко). Однако та самоорганизуется, завязывает связи с Юрием Бойко и, воспользовавшись давлением власти на «городскую» группу, изгоняет из своих рядов её представителей.

И вот в конце марта последовал ответный удар «городской» группы. 29 марта становится известно о непубличной конференции областной организации, на которой главой вместо «фирташевского» нардепа Александра Нечаева избирают практически неизвестного Игоря Брыля — сотрудника партийного аппарата. Глава фракции в облсовете Владимир Фроленко немедленно назвал случившееся захватом власти. А сопредседатель политисполкома «Оппоблока» нардеп Сергей Ларин и Александр Нечаев обратились в Главное территориальное управление юстиции Николаевской области с просьбой не регистрировать результаты конференции.

19 апреля группа «оппозиционеров», представляющих областную группу, собираются на рабочее заседание по сложившейся ситуации. При этом они опираются на распоряжение сопредседателя «Оппозиционного блока» Юрия Бойко, фотографию которого предоставили в распоряжение СМИ. Вечером того же дня аккаунт в Facebook «городской» группы николаевского «Оппоблока» публикует письмо другого сопредседателя партии, Бориса Колесникова. В нём он называет фейковыми информацию о проведении заседании рабочей группы и соответствующее письмо.

Если оценивать ситуацию «технически», то стоит признать, что во внутрипартийных интригах группа Ахметова–Новинского продолжает превосходить своих конкурентов. Основными их козырями являются решительность и действенная взаимосвязь «центр-регион». В то же время у Игоря Дятлова не лучшие отношения даже со «своими» в центральном руководстве. В том числе из–за того, что без внешних вливаний Дятлов смог сперва сформировать, а потом сохранить от распада крупнейшую среди областных центров фракцию Оппоблока в горсовете. Что делает его, по мнению Киева, чересчур неуправляемым.

Игорь Дятлов

Между тем 2 мая государственные регистрации юстиции в Николаевской области отклоняют заявку на регистрацию нового руководства ОБ. Но пока это и не столь важно: дружными усилиями противоборствующих группировок факт разногласий основных групп влияния Оппозиционного блока на уровне сопредседателей партии получил документальное подтверждение. Впрочем, стратегическая причина всё–таки лежит в недостаточном внимании центрального аппарата к острым проблемам николаевской оппозиции, уходящим корнями в 2014 год. Вполне возможно, что и данную историю попытаются как–то заглушить медийно и организационно, но это приведёт лишь к новым подобным ситуациям в будущем. Тем более что признаков примирения не видно: к 9 Мая в Николаеве разные структуры развесили отдельные билборды Юрия Бойко, Александра Вилкула и Вадима Новинского (который в своей рекламе обходится без символики ОБ).

До недавнего времени Оппоблок мог успокаивать себя, что серьёзные конкуренты на оппозиционном поле у него отсутствует. Однако в последнее время заметно активизировался проект «За життя». Считающиеся теневыми лидерами проекта депутаты областного совета Вадим Олабин и Александр Ясинский демонстративно пошли вразрез с мнением фракции при голосовании за отставку Ивана Кухты. 27 апреля в Николаев приезжает Евгений Мураев и прямо называет ряд противостоящих Дятлову оппозиционеров в числе потенциальных лидеров проекта в области — фактически подавая тревожный сигнал «областной» группе.

С учётом всё ещё высоких рейтингов «За життя» именно в областном центре, электоральной опоры группы Дятлова, это могло бы заставить задуматься о прекращении вражды и «городскую», и «областные» группы. Но более вероятны надежды обеих групп, что «За життя» или «схлопнется», или нанесёт больше вреда оппонентам. Увы, реальный запрос николаевцев на объединение «бело–синих» политиков отклика у них пока не находит.


Автор: Кирилл Рыжанов

Расскажите друзьям!
Заметили ошибку в тексте? Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и мы всё исправим!
Смотрите также

Добавить комментарий