» » Миротворцы на Крите. Часть 2

Миротворцы на Крите. Часть 2

2 апреля 2018, 23:51
После того, как Крит покинули батальоны 14-го стрелкового и 56-го пехотного Житомирского полков, к лету 1898 из состава первого формирования отряда там остались артиллеристы 6-й горной батареи и полковник Ф. А. Шостак.

По его словам, пополнение было плохо подготовлено к особенностям жизни и службы на острове, что вызывало законное опасение роста заболеваний.

Миротворцы на Крите. Часть 2

Положение русского отряда в обстановке расколотого и враждующего населения острова было явно неблагополучно и чревато «крупными беспорядками». Солдаты Модлинского полка почти полностью больны трахомой и требовали немедленной замены свежими силами. И это в обстановке вспыхнувшего в середине лета конфликта между воинственно настроенными, вооружёнными мусульманами и большим числом беззащитных христиан!

25 августа 1898 года произошло «событие, перед которым бледнеют остальные» — избиение христиан и нападение на английский гарнизон в городе Кандия. Беспорядки унесли жизни 17 (по другим данным 28) английских солдат и офицеров, ранено 39. Около 600 христиан, в том числе детей и женщин, были убиты и сожжены в домах.


Улица, названная в память о событиях 1898 «25 августа». До и после трагедии в Кандии(Ираклион)


Улица сегодня
Все участники беспорядков предстали перед судом. Семерым обвиняемым в убийстве английских подданных вынесли смертный приговор, и их публично повесили.


Казнь башибузука смешанным отрядом великих держав


События в Кандии и связанная с ними опасность привели, во–первых, к увеличению численности экспедиционного отряда, а во–вторых, заставили в очередной раз серьёзно озаботиться выводом турецких войск как непременным условием осуществления автономии острова.

К октябрю с прибытием 60-го пехотного Замосцкого полка со штабом во главе с полковником бароном Б. Б. Кенеи, батальона 57-го Модлинского пехотного полка во главе с полковником Н. А. Протасьевым и полковым штабом, численность отряда составила около 2,5 тысяч в Ретимно и немногим более 300 в Канее.

Смешанный отряд русской пехоты из различных полков был очень неудобен не только в управлении, но и организации службы и боевой подготовки. Поэтому в конце года Модлинцы были отправлены в Россию, а им на смену прибыл батальон Замосцев. Так недоработка Генерального штаба обошлась казне в 50 тысяч рублей.

Августовские кровавые события и реальная возможность их распространения по всему острову заставили в ультимативном порядке добиться ликвидации их главной причины и главной помехи на пути к умиротворению острова: вывести, наконец, с острова все турецкие войска.

В целях скорейшей эвакуации турецких войск в Ретимно турецкие аванпосты были заменены русскими, чтобы дать туркам время подготовиться к отходу. 19 ноября операция по выводу турецких войск была успешно завершена и поставлена точка в более чем двухвековом господстве турок на острове. Вместе с войсками ушла и значительная часть мусульман.



После того как турецкие войска покинули остров, для экспедиционного отряда наступил трудный и ответственный этап, связанный с созданием на острове местной и центральной власти. Полковник Шостак, оставаясь начальником экспедиционного отряда русских войск на Крите, исполнял обязанности начальника гарнизона и временного военного и гражданского губернатора Ретимно и четырёх окрестных провинций. В его распоряжении находились жандармы. Управление городом было сосредоточено в руках русских военных.

Конец 1898 ознаменовался ещё одним очень важным в истории острова событием. 29-летний Греческий принц Георг был назначен верховным комиссаром Крита и 21 декабря 1898 занял свой пост, приняв от адмиралов бразды правления. В Канее он был восторженно встречен жителями, буквально забросавшими его цветами.



Этот день стал праздничным, знаменуя собой прибытие на Крит первого греческого правителя после венецианских, египетских и турецких завоевателей. Поселился принц в специально подготовленном для него дворце с домовой церковью в горном Халепо пригороде Канеи.


Торжественная встреча в Канее


Кабинет принца

С прибытием Верховного комиссара принца Георга ситуация на острове несколько стабилизировалась, прежде всего потому, что критяне видели в нем залог осуществления заветного чаяния — воссоединения их родины с Грецией.

Русское военное командование в новых условиях всемерно старалось укреплять авторитет верховного комиссара, что гарантировало мирное развитие острова, необходимое для установления прочной административной власти.

В Ретимно и округе царило полное спокойствие, во многом связанное с организацией русскими военными безболезненного перехода к новой власти, пришедшей на смену турецкой. Более того, Ретимно во многом служил образцом для подражания остальным округам острова.

В этом смысле показательной стала эвакуация турецких войск, начатая и успешно завершённая в русском секторе. Сдача оружия населением, причём добровольная, тоже началась в Ретимно. Складывая с себя полномочия члена Совета адмиралов и покидая остров, Н. И. Скрыдлов в прощальном приказе отметил, что «такие блестящие результаты достигнуты благодаря неутомимым трудам начальника экспедиционного отряда полковника Ф. А. Шостака, к высоким служебным качествам которого присоединились присущий редким людям такт, доброта и настойчивость в требованиях».

Летом 1899 адмирал Скрыдлов вновь прибыл на Крит, отметив, что на острове «установилось спокойствие», прямо связанное с доверием критян новому правительству, а также значительной эмиграцией мусульман. Активно шёл процесс восстановления разрушенных во время междоусобиц зданий, наводился порядок в землепользовании. Заметно оживилась культурная жизнь: часто устраивались концерты, давались театрализованные представления, проводились спортивные соревнования, на площадях и в парках играли военные оркестры, города были украшены и иллюминированы.

Самым главным достижением миротворцев было установившееся к лету 1899 на острове спокойствие, побудившее правительства великих держав принять решение о сокращении численности международного экспедиционного отряда до одного батальона с каждой стороны.Император Николай II в связи с этим отметил: «Приближается момент, когда мы должны отвести наши войска, или, по крайней мере, уменьшить их число. Важно, чтобы все снялись с места одновременно, и чтобы последний наш человек не покинул его ни на минуту раньше, чем это сделает последний английский солдат».

В торжественной обстановке 3 июля в Ретимно прошли проводы батальона 59-го Люблинского полка в присутствии прибывшего в сопровождении адмирала Скрыдлова и нового генерального консула статского советника А. А. Гирса принца Георга.



Принц Георг поздоровался с почетным караулом на русском языке и похвалил за выучку.

На центральной площади города, носящей имя адмирала Скрыдлова, где был построен уходящий батальон, состоялась прощальная церемония с молебном. В офицерском собрании был дан прощальный обед в честь полковника Шостака и люблинцев, на котором принц от души поблагодарил их за огромную работу по налаживанию жизни в Ретимно. Вечером полковник Шостак передал все дела новому командиру экспедиционного отряда полковнику барону Б.Б. Кене.

На острове остался Замосцский полк, разместившийся в отремонтированном и продезинфицированном просторном доме бывшего турецкого губернатора. Роты постоянно меняли дислокацию, заменяя одна другую, давая возможность солдатам и офицерам не только отдохнуть от напряженной службы интернациональных караулов в Канее, Суде и в форте Изеддин, который стал главной тюрьмой острова, но и регулярно проводить ротные учения.

С момента прибытия на Крит принца Георга его мать королева Ольга была частой гостьей на острове, навещая сына.



Несмотря на то, что посещения Крита королевой эллинов носили неофициальный характер, им придавали политическую значимость и устраивали торжественные встречи. В один из приездов она вместе с сыном принцем Георгом весь день провела на бастионах крепости Фиркас в Канее, украшенных греческими и русскими флагами, встретилась с офицерами и посетила лазарет. На прощание королева Ольга вручила каждому солдату Евангелие с собственноручной надписью.


Королева Ольга — шеф броненосца «Наварин»

Посещая Крит, королева Ольга всегда останавливалась в Ханье, во дворце сына. Её заботами и материальной поддержкой там была построена и 6 января 1903 митрополитом Критским Геннадием освящена небольшая, в русском стиле домовая церковь св. Марии Магдалины. На торжествах присутствовала королева Ольга, принц Георг, русские морские и сухопутные офицеры экспедиционного отряда. Покидая остров, принц передал церковь в муниципальную собственность. Её и ныне местные жители в память о принце Георге называют «церковью правителя».



В каждый приезд королева посещала отряд, уделяя ему много внимания и искренней заботы. Находился он теперь под её постоянным покровительством. Она не пропускала ни одного его праздника, обязательно тепло поздравляя личный состав. Интересовалась бытом, здоровьем солдат, способствовала размещению тяжело больных в основанном ею госпитале в Пирее и больницах других греческих городов.

Вот её впечатление об одном из посещений отряда, выраженное в письме императору Николаю II: «Я здесь (на Крите, — прим. авт.) волнуюсь и умиляюсь на каждом шагу. Этому не мало способствует вид наших родных солдатиков, они такие прелестные, такие молодцы и представляют такой разительный контраст с другими войсками… Не снилось мне, что я так далеко от родины увижу наше чудесное войско, заслужившее здесь всеобщую любовь и уважение!!!»

Отряд под командованием полковника барона Кене жил по строго установленному распорядку: караульная служба, каждодневные занятия со свободными солдатами, стрельбы, регулярные учебные походы. Офицерский состав дважды в неделю посвящал тактике, по личной инициативе занимались иностранными языками: французским, греческим и турецким. Большое внимание в отряде уделялось духовному здоровью, религиозному и нравственному воспитанию солдат. Очень активно этим занимался отрядный священник о. Николай Щутов. В Ретимно по его просьбе была доставлена походная церковь св. Плащаницы.



По инициативе полковника барона Б. Б. Кене были обустроены братские могилы умерших на острове русских солдат, разработаны проекты памятников на их захоронениях.

В отряде успешно продолжалось начатое стрелками дело «умиротворения острова и поддержания обаяния русского имени на Крите». Офицеры, их жёны, русские инженеры, работники дипломатического корпуса, археологи, торговцы, принимали активное участие в общественно–экономической жизни, оживлении культурной жизни на острове.

Это проявилось, в частности, в разработке проекта конно–железной дороги из Канеи в Халепо; получении русскими строительными компаниями концессии на проведение в столице первой трамвайной линии и строительство набережной в Ретимно. По просьбе префекта Ретимно русские офицеры во главе с полковником Кене участвовали в топографической съёмке в западной части округа для изыскания дороги в Судскую бухту.

В полку был организован солдатский хор, который вскоре стал выступать на всех праздниках и пользовался колоссальным успехом. Под руководством офицеров устраивались музыкальные вечера, давались театрализованные представления и солдатские спектакли, проводились спортивные соревнования.

На спектаклях присутствовали все офицеры с семьями и «местная образованная публика», а посмотреть на спортивные состязания приходило огромное число местных жителей. В праздничные дни на площадях и в парках острова играли военные оркестры, а города были украшены и красочно иллюминированы.

В Ретимно вновь заработала школа для малолетних детей, закрытая ранее из–за отсутствия средств. Барон Кене взял на себя частичную оплату обучения 26 детей неимущих жителей. В отряде нашли приют малолетние греческие мальчики–сироты. Их усыновление отрядом, позволило в будущем легальным способом попасть в Россию и там устроить свою судьбу. Неслучайно генеральный консул А. А. Гирс отметил, что население острова «привыкло видеть в присутствии русского отряда вернейший залог поддержания порядка и, вместе с тем, доказательство деятельного участия императорского правительства в устроении судьбы острова».

21 сентября, на рождество Богородицы покровительницы города, в Канее состоялось знаменательное событие, связанное с возрождением православного храма на месте существовавшей со времён венецианского владычества небольшой церкви, посвящённой Введению во храм Пресвятой Богородицы с её главной реликвией — чудотворной иконой Богородицы. Новый храм христианской общины, построенный в 1861 и недавно отреставрированный, располагался в историческом центре города.


Интерьер храма


«Непоколебимость умиротворения острова» побудила державы принять решение о дальнейшем сокращении численности войск. В декабре 1899 император Николай II распорядился сократить отряд до пяти рот. 26 декабря роты 60-го пехотного Замосцского полка вместе со штабом полка по главе с полковником бароном Б. Б. Кене на пароходе «Император Николай II» ушли на родину.

Отряд возглавил командир батальона Замосцского полка сорокалетний подполковник Константин Иосифович Урбанович. До этого он командовал ротой в своём полку, был начальником гарнизона Канейского сектора русских войск. Греческий король Георг 1 наградил его Большим командорским крестом ордена Спасителя.

Оставшиеся на острове наши войска стали называться не экспедиционным отрядом, а Отдельным отрядом русских императорских войск на Крите. Этим подчеркивалась ограниченность поставленных перед ним задач «успокоения умов и умиротворения острова».

Сокращение численности международных сил вызвало явное недовольство критских правительственных кругов, справедливо считавших их «лучшим средством против возможного нарушения внутреннего порядка» на острове.

В отряде весело и пышно проводили ХIХ век. 1900 год на острове был самым спокойным. Новогодние праздники с ёлками были полны оптимизма и надежд. В конце февраля отряд посетил новый командующий Средиземноморской эскадрой контр-адмирал А. А. Бирилев, ставший в 1905 первым морским министром.



Во время встречи с отрядом он интересовался организацией боевой подготовки, условиями жизни и быта личного состава, особенно питанием и водой. Он поблагодарил за «прекрасное поведение на острове» и пообещал лично доложить военному министру об образцовом порядке, который он нашёл в отряде и в Канее, и в Ретимно.

Действительно, отряд был хорошо организованным, здоровым организмом. Большинство болезней, мучивших личный состав в прошлом и уносивших жизни солдат, благодаря самоотверженному труду врачей и сестёр милосердия отступили.

Отряд, несмотря на большой дефицит денежных средств, продолжал благотворительную деятельность. Так, он принял участие в перестройке после пожара 1897 епископского дома в Ретимно, где расположилась школа.



Был открыт отстроенный после пожара и освящённый епископский дом в Канее, в котором также находилась школа.

Украшением Ретимно была больница, построенная на средства императора Николая II и частично содержащаяся отрядом. У местного населения сложилось твердое убеждение в том, что со стороны русских никогда не будет отказа, если к ним обратиться за помощью. И они продолжали обращаться «к русскому начальнику». Это заставило подполковника Урбановича выйти с ходатайством к правительству о выделении средств на устройство общего стола для бедных без различия вероисповедания, хотя бы в русские торжественные дни. Это играло огромную роль в деле «поддержания обаяния имени русского царя — их благодетеля».

Большое внимание уделялось благоустройству места дислокации отряда. Принцу Георгу был представлен проект и план устройства набережной в Канее. Превосходно сделанная набережная дала городу не только удобное место для отдыха публики, но и обеспечила возможность продавать за большие деньги участки в престижном месте под постройку домов.



Настоящими героями в очередной раз проявили себя русские военные во время пожара в Ретимно в октябре. При этом особо отличились со своими солдатами–замосцами капитаны Н. Дадыкин, И. Фролов, З. Мартынов и П. Третьяков. Большую помощь им оказали два насоса, подаренные в свое время городу полковником Шостаком. Комитет города отметил смелость самого начальника отряда подполковника Урбановича и выразил благодарность его подчинённым солдатам и офицерам.

В декабре состоялись торжества, посвящённые трехлетию пребывания принца Георга верховным комиссаром Крита и освобождения от турок. Прошли они под лозунгами его поддержки: «Да здравствует принц» и выражения желания быть в составе Греции: «Да здравствует объединение». Однако относительно вековой мечты критян об объединении с Грецией чёткой позиции держав так и не было выработано. Да и российское правительство далее «готовности способствовать умиротворению острова» не шло.

Крит же походил на дымящийся вулкан, готовый вот-вот извергнуть лаву. К началу 1904 года положение принца Георга на острове было сильно поколеблено не только тяжёлым положением в экономике, но и нерешённостью наболевшего критского вопроса об объединении с Грецией. При этом заметно накалили обстановку, которая начала выходить из–под контроля, активные действия оппозиции, обвинявшей принца во всех бедах.

Начавшаяся в феврале 1904 война с Японией превратила портовые города Греции и Крита в стратегически важные объекты для русского флота. В Судской бухте на Крите в разное время года обязательно останавливались, часто надолго, военные корабли, направляющиеся на Дальний Восток.



Русский отряд на Крите не остался в стороне от событий русско–японской войны. По решению общего собрания офицеров 1% из денежного содержания до конца войны удерживали в «Фонд помощи раненым и увечным воинам текущей кампании». Полковник Урбанович направил в комитет под председательством супруги командующего войсками Одесского военного округа баронессы Каульбарс 100 рублей из своего жалованья. Многие офицеры, в том числе выпускники Одесского пехотного юнкерского училища, побывавшие на Крите, участвовали и отличились в войне с японцами.

В марте в Канее торжественно встречали офицеров во главе с капитаном 1 ранга В. Ф. Рудневым и 444 матроса легендарных «Варяга» и «Корейца», отправлявшихся на родину.





Приветствовал их городской голова, вручивший капитану Рудневу огромный лавровый венок. От имени русского отряда им были переданы подарки и пасхальные угощения в нескольких корзинах.

В момент отъезда принца Георга на пасхальные праздники в Афины, чтобы потом отправиться на переговоры в Европу на острове возникли беспорядки. В связи с ними несвоевременным стало планируемое на лето сокращение численности союзных войск. Повсеместно проходили манифестации, требующие присоединения острова к Греции. При этом высказывалась надежда на то, что принц Георг во время поездки в Европу сделает всё, от него зависящее, «для осуществления глубочайшего желания критского народа–присоединения к матери Греции».

Накалённая обстановка на острове заставила Георга поднять вопрос о подчинении ему международного отряда, жалуясь, что только английские и русские войска участвовали в наведении порядка и прося великие державы «во избежание серьезных осложнений хотя бы несколько продвинуть дело вперёд». Ответом был отказ Англии оставлять войска на неопределённое время и предложение сократить все отряды в два раза.

Россия под предлогом начала войны с Японией планировала отозвать 58-й Прагский полк без замены другими силами. Этот шаг рассматривался общественностью Греции как слабость России, он вызвал недоумение на Крите не только у греков, но и среди мусульман.

В результате многочисленных обсуждений в российских правящих кругах ситуации на острове и дальнейших действий высочайше было принято решение оставить отряд в полном составе. Во–первых, как гарантию личной безопасности верховного комиссара на случай народных волнений. И, во–вторых, «для предотвращения попыток самих критян решить судьбу своего острова». При этом отряду было приказано «ни под каким видом не принимать участия в местных замешательствах, имеющих политический характер».

Характерно, что и другие державы, разделяя эту точку зрения, приостановили начавшаяся сокращение своих войск. Однако разрядить обстановку на острове не удалось.

Очередной вояж принца Георга в Европу в конце 1904 — начале 1905 годов, как и предыдущие, желаемых результатов не принёс. Правда, прозвучала надежда на оставление его верховным комиссаром и предоставление кредита для поддержания острова. Одновременно было высказано пожелание не нарушать status quo и не увлекаться замыслами критских и некоторых греческих политиков. В связи с этим тон статей в критской печати становился всё менее радужным. В них теперь выражалась лишь «надежда на присоединение». Вскоре и она угасла, и обсуждать стали только возможные конкретные меры, связанные прежде всего с перспективой замены международных войск греческим отрядом.

О завершающем этапе миротворческой деятельности войск Одесского военного округа читайте в следующем материале.

Автор: Виктор Головань

Расскажите друзьям!
Заметили ошибку в тексте? Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и мы всё исправим!
Смотрите также

Добавить комментарий