» » Дело Юдаева: как харьковскому политзаключённому удалось выйти на свободу и снова не попасть в тюрьму

Дело Юдаева: как харьковскому политзаключённому удалось выйти на свободу и снова не попасть в тюрьму

29 ноября 2017, 20:28
Юдаев получил 8 лет по ч. 1 ст. 294 (массовые беспорядки) и ч. 3 ст. 296 УК Украины (хулиганство) в связи с событиями 7 апреля 2014 года в Харькове. Хулиганил Юдаев, по версии следствия, в офисе принадлежащего министру внутренних дел Арсену Авакову телеканала АТН, а под массовыми беспорядками подразумевается захват Харьковской ОГА, произошедший в тот же день и в то же время.

Дело Юдаева: как харьковскому политзаключённому удалось выйти на свободу и снова не попасть в тюрьму
Сергей Юдаев

Как это было

Сергей Юдаев стал широко известен в Харькове весной 2014-го года, когда принимал активное участие в освещении драматических событий «Русской весны» в Первой столице. Именно он вёл прямые трансляции из наиболее горячих точек тех событий — в частности, с места столкновений между харьковчанами и националистами на улице Рымарской ночью 14 марта, в ходе которых погибли «антимайдановцы» Артём Жудов и Алексей Шаров. Именно они стали первыми гражданами Украины, погибшими в ходе событий т. н. «Русской весны» 2014 года.

Стрелявшими в харьковчан «правыми» командовал основатель полка «Азов», нардеп Андрей Билецкий. Стоит ли удивляться тому, что убийство Жудова и Шарова так и осталось без наказания?

7 марта Сергей Юдаев освещал митинг под зданием Харьковской ОГА. По его завершении участники решили разделиться: одни направились к редакции телеканала АТН, другие остались под зданием ХОГА. Юдаев отправился с первой группой: он хотел проверить информацию о том, что в столкновениях на Рымарской на стороне националистов участвовал один из операторов АТН.

Пока Юдаев находился в офисе телеканала, обстановка под зданием Харьквской ОГА начала накаляться. Закончилось всё штурмом и занятием здания протестующими. В ночь с 7 на 8 марта здание Харьковской ОГА стало первым объектом объявленной и. о. президента Александром Турчиновым антитеррористической операции: прибывшие из Винницы бойцы спецподразделения «Ягуар» зачистили здание и арестовали тех, кто находился там в момент штурма. Среди задержанных был и Юдаев — впоследствии его попытались представить чуть ли не одним из зачинщиков штурма здания.



Правда, данная версия противоречит очевидным фактам: во время штурма ХОГА Юдаев находился в офисе телеканала АТН (чему, кстати, имеются видеодоказательства), а к облгосадминистрации прибыл уже после штурма для того чтобы освещать обстановку в здании и «быт» находящихся там людей — т. е. заниматься профессиональной деятельностью журналиста.

Осознав этот факт, следствие дополнило первоначальную статью по массовым беспорядкам «хулиганством» на телеканале АТН. Правда, получилось тем более глупо: следствие обвинило Юдаева в участии в событиях, происходивших в одно и то же время в разных местах. «Ребята, у меня алиби, я был в АТН во время штурма ХОГА, у вас время есть, я не мог раздвоиться физически», — заявлял на суде Юдаев. Однако следствие этот очевидный факт, похоже, не смутил.

Процесс

Как мы уже говорили выше, Юдаев был арестован утром 8 марта 2014 года, и с тех пор находился под стражей. Спустя полгода обвинительный акт по его делу был передан в суд. Начался судебный процесс, затянувшийся на три года.

В ходе процесса неоднократно возникал вопрос допустимости тех или иных «доказательств», представленных прокуратурой. Например, на одном из заседаний к делу были приобщены 3 диска с видеозаписями, которые якобы должны были доказать вину журналиста. Что именно было на этих дисках, не было известно ни Юдаеву, ни его адвокатам, тогда как по УПК (да и с точки зрения банального здравого смысла!) защита должна быть знакома со всеми представляемыми доказательствами. Ввиду этого адвокат Юдаева ходатайствовал отклонить эти доказательства как недопустимые. По закону суд должен был немедленно рассмотреть ходатайство и удовлетворить его или мотивированно отклонить. Вместо этого судьи предпочли «отложить» рассмотрение ходатайства, да так о нём и «забыли».

В начале июня 2016 года был заслушан последний, седьмой том уголовного производства, после чего, по идее, должны были начаться дебаты, затем — вердикт и приговор. Однако этого не произошло: дело «зависло» в суде на целый год, в течение которого слушание сводилось лишь к тому, что дважды в месяц Юдаева доставляли в суд для очередного «автоматического» продления сроков содержания под стражей. Ни голодовки, ни попытка самоубийства, ни многочисленные обращения в международные инстанции не могли повлиять на эту ситуацию. Дело явно затягивали.



Лишь в ноябре 2017 года, как уже говорилось, Юдаева приговорили к 8 годам заключения — это максимальный возможный приговор по данным обвинениям. С учётом «закона Савченко», 3,5 года, проведённые Юдаевым в СИЗО в ожидании приговора, приравнивались к 6 годам и 10 месяцам тюрьмы. Получилось, что Юдаев уже отсидел большую часть срока, и в итоге он был амнистирован и освобождён в зале суда.

Однако радость Юдаева и сочувствующих ему едва не оказалась преждевременной: прямо в зале суда Юдаева попытались «закрыть» по новому делу.

«В суде следователями Новобаварского отдела полиции ему (Юдаеву — ред.) было объявлено подозрение по ст. 122 УК Украины — это нанесение телесных повреждений средней тяжести. По информации, находясь в СИЗО, он нанёс телесные повреждения другому лицу, которое упало и в результате нанесения этого удара получило соответствующую травму», — заявил на следующий день начальник Главного управления Национальной полиции в Харьковской области Олег Бех.

Дело, о котором говорил полицейский, возникло 4 ноября — т. е. накануне оглашения приговора, которое почти наверняка должно было закончиться освобождением Юдаева. Позже он описал события того дня своему адвокату, а также огласил своё заявление в ходе заседания суда. «4 ноября ко мне в камеру завели заключённого. Он рассказал, что его ко мне подсадили, чтобы он спровоцировал конфликт: я его ударю, а он напишет на меня заявление. А если я на провокацию не поддамся, то он должен будет обо что–нибудь удариться, вызвать дежурного и написать заявление», — писал Юдаев. По словам журналиста, чуть позже ему стало плохо, и его отвели в медсанчасть, где на него напал и избил ещё один заключенный. Именно эти события и легли в основу новых обвинений, выдвинутых Юдаеву 6 ноября — в день оглашения приговора.

В тот самый момент, когда судья зачитал последние строчки приговора, предписывающие освободить Юдаева в зале суда, к обвиняемому подошёл следователь Новобаварского райотдела и попытался вручить подозрение по новому делу. Однако Юдаев, ослабленный голодовкой, избиением и понятным волнением, к тому моменту находился практически без сознания — ему даже пришлось вызвать скорую и госпитализировать.

На следующий день Юдаев был объявлен в розыск — на том основании, что, дескать, не явился на заседание суда об избрании ему меры пресечения. Адвокат Дмитрий Тихоненков утверждает, что в розыск Юдаева объявили безосновательно: человеку никак нельзя ставить в вину «прогул» судебного заседания с учётом того, что об этом заседании он не был уведомлен положенным по закону образом. А до тех пор освобождённый Юдаев является обычным гражданином, свободу перемещения которого никто не вправе ограничивать.

Спустя несколько дней, после прохождения экспресс-курса лечения в одной из частных клиник, Юдаев покинул Украину.

25 ноября Юдаев записал новое видеообращение, в котором поблагодарил друзей и соратников за помощь и рассказал, что находится в безопасности. Сейчас он проходит курс лечения, так как за время, проведённое в СИЗО, его здоровье пошатнулось. На своем канале в Youtube журналист просит ещё немного посодействовать его скорейшему выздоровлению, потому что возможности работать у него пока нет.

Дело Юдаева является характерным примером украинского политического правосудия, «объектами» которого зачастую оказываются не те, кто действительно виновен в каких-то противоправных действиях, а просто «удобные» с точки зрения своей гражданской позиции люди, которым к тому же не повезло оказаться не в то время и не в том месте. Этих людей «автоматически назначают» виновными, после чего вся доказательная база подгоняется под этот вывод, невзирая на то, что фабула обвинения может противоречить не только законодательству, но и банальному здравому смыслу.

И можно было бы сказать, что хорошо то, что хорошо кончается: в конечном счёте Юдаев всё–таки имеет возможность дышать воздухом свободы после трёх с половиной лет пребывания за решёткой. Да вот только в СИЗО и тюрьмах Украины продолжают томиться ещё десятки людей, оказавшихся в подобных ситуациях. Об их судьбах мы расскажем читателям в наших следующих материалах.

Автор: Юлия Гаврильчук

Расскажите друзьям!
Заметили ошибку в тексте? Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и мы всё исправим!
Смотрите также

Добавить комментарий