» » Два мира. Конфликт из-за ХудМузея – кто выступает против «писек» Ройтбурда и почему (колонка главного редактора)

Два мира. Конфликт из-за ХудМузея – кто выступает против «писек» Ройтбурда и почему (колонка главного редактора)

12 марта 2018, 21:12
Конфликт вокруг назначения нового директора Одесского художественного музея вышел на удивление ожесточенным: стороны, точнее, одна сторона, противники победителя конкурса Александра Ройтбурда, не стесняются в выражениях.

В ход пошли и оскорбления, и грубые манипуляции, и откровенная клевета, и даже угрозы. Недругов художника не смутило нынешнее состояние музея, ответственность за которое несет в том числе прежний директор, тоже принимавший участие в конкурсе. Текущие потолки в зале, где экспонируются картины Кандинского, Кустодиева, Рериха и Серебряковой! Сырость разъедает полотна, которые стоят десятки миллионов долларов каждое! Вы можете себе это представить?



Впрочем, вряд ли господам, брызжущим (или истекающим?) слюной по поводу «писек», к которым они свели многогранное и разноплановое творчество Ройтбурда, есть хоть малейшее дело до музея. Столь высокий градус эта, с позволения сказать, дискуссия получила отнюдь не из-за того, что депутаты беспокоятся по поводу будущего бесценной сокровищницы искусства, которую вот-вот заменит на свои «письки» этот, как они выражаются, «порнограф». Нет, беснуются они оттого, что одно из ведущих культурных учреждений города может возглавить человек, чьи взгляды и предпочтения глубоко им чужды.

Это – мировоззренческий, почти религиозный конфликт, потому и драка за то, чтобы не дать Александру сесть в директорское кресло, серьезная: даже за деньги так бьются далеко не всегда. Кстати, кульминация противостояния будет совсем скоро: сессия облсовета намечена на 14 марта.

Конфликт мировоззренческий, потому и ожесточенный. Что-то подобное было, когда нашу Оперу ненадолго возглавил талантливый продюсер, режиссер и украиноязычный украинец Проскурня. Последнее обстоятельство использовали против него, как письки против Ройтбурда: где это, мол, видано, чтобы в скрепной Одессе, основанной самой Екатериной Великой, львовские хохлы командовали? С Ройтбурдом сложнее, потому как принадлежность к евреям даже путинцы в вину человеку пока не ставят. Но все впереди.

Столкнулись два мира. Один — мир кондовый, скрепный, показательно антиинтеллектуальный (они кичатся этим и делают селфи в форме НКВД, словно намекая на то, что сделают со всякими умниками после прихода к власти), мир, который делит культуру на «правильную» и «неправильную», который склонен видеть происки врагов в том, что кто-то мыслит по-другому, которого коробит от разнообразия и свободомыслия. Их шокирует Шевченко в пейсах, хотя и без пейсов они его тоже не шибко любят, как и людей в пейсах. Они лицемерно возмущаются по поводу изображения полового акта в произведениях искусства, хотя втайне от жен и детей наверняка просматривают самое хардкорное порно. И в их рядах, кстати, не только «оппоблоковцы» сотоварищи. Среди них есть и некоторые профессиональные украинцы, которым тоже, пожалуй, по духу ближе Россия, чем Западная Европа с ее демократией и «развратом», пускай они в этом никогда не признаются даже самим себе.

Второй мир куда разобщеннее: демократам сложнее договориться, чем сторонникам сильной руки, истинного православия и соцреализма. Этот мир изредка вякает на страницах либеральных изданий и лишь эпизодически присутствует на заседаниях депутатских комиссий. Он не использует сильных выражений, ценит и понимает самое разное искусство и не видит никакой проблемы в том, чтобы музей возглавил человек, в чьей творческой копилке присутствуют полотна, которые, подобно японским гравюрам сюнга и античным фрескам, изображают половой акт. Ну изображают, и что? У Ройтбурда есть и другие картины, некоторые экспонируются в этом самом музее!

Второму миру в принципе неважно, что изображает художник, если речь идет о будущем директоре музея. И политические взгляды директора интересны лишь постольку-поскольку. Потому что директору надо крышу чинить, чтобы спасти для Одессы, Украины и планеты Земля раннего Кандинского и Рериха, ему предстоит вернуть музею статус культурного центра. Какие письки, о чем вы?

Ройтбурд, в отличие от других участников конкурса (и, добавлю, «оппоблоковцев» с сочувствующими), представил программу, в которой все это есть — и крыша, и будущее. Потому и победил. И уже давно начал бы ее реализовывать, не усмотри наши любители НКВД и Путина в этой ситуации повод для хайпа, истерики и православного джихада против писек и жоп.

Самое неприятное, что у них, любителей, есть шанс на тактическую победу. Первый мир пока сильнее. Но только пока… Ratio omnia vincit, а Carthago delenda est!

Автор – Олег Константинов, главный редактор «Думской»

Расскажите друзьям!
Заметили ошибку в тексте? Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и мы всё исправим!
Смотрите также

Добавить комментарий