» » Каперанг в юбке: самая высокопоставленная женщина украинских ВМС - о планшетистках на шпильках, оккупации Крыма и как служить вместе с мужчинами

Каперанг в юбке: самая высокопоставленная женщина украинских ВМС - о планшетистках на шпильках, оккупации Крыма и как служить вместе с мужчинами

12 февраля 2018, 22:17
Корреспондент «Думской» познакомился с первой и пока единственной женщиной, дослужившейся в Военно-морских силах Украины до трехзвездных погон каперанга. Несмотря на то, что в отечественной «табели о рангах» это соответствует сухопутному и авиационному полковнику, морское звание в разы круче. Полковников — пруд пруди, причем большинство занимает какие-то не самые важные должности. Да в одном Минобороны их сотни! А вот капитан первого ранга — это фигура. В Украине капразы или командуют соединениями кораблей, или занимают высокие посты в штабе национального флота.

Марина Юрьевна Каналюк — не исключение: больше десяти лет она является помощником командующих ВМСУ. Сейчас офицер работает с вице-адмиралом Игорем Воронченко.



В небольшом кабинете капитана первого ранга нет ничего особенного — несколько столов, компьютер и большая карта Украины на стене. С национальным флагом над Севастополем. Карьера нашей героини в общем типична для офицера, вот только женщине намного сложнее продвигаться по должностной лестнице в вооруженных силах, особенно украинских, которые, несмотря на реформу, остаются довольно косной и патриархальной организацией.

В советские времена семьи военных часто меняли место жительства. Служба бросала их из конца в конец огромной страны, поэтому Марина, офицерская дочь, воспитывалась почти в спартанских условиях. После распада Союза отец принял присягу на верность народу Украины и получил должность в оперативном управлении Генштаба — святая святых Вооруженных сил: именно это подразделение готовит планы операций на все возможные случаи.

Семья при этом осталась в Севастополе. Когда Марина окончила школу и возникла проблема выбора вуза, семейный совет постановил: поступать в Севастопольский военно-морской институт имени Нахимова. Она была отличницей и спортсменкой, занималась плаванием и теннисом, поэтому с поступлением никаких проблем не возникло.

Годы учебы пролетели быстро, и молоденькая светловолосая девушка, получив лейтенантские погоны, отправилась по распределению в одну из крымских частей – отдельный узел связи радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Часть оказалась настолько «отдельной», что несколько дней Марина не могла найти свое будущее место службы, так удачно его замаскировали. В конце концов, среди холмов и небольших лесочков, чуть ли не под коровником она разыскала, не без помощи коллег, свое подразделение, которое на несколько лет стало почти родным.

Предвоенный упадок ВМСУ и остальных Вооруженных сил Украины происходил на ее глазах. Удерживать дисциплину в части было очень непросто: случалось даже членовредительство. Под командованием молодого специалиста было почти двадцать человек личного состава, включая бравого боевого мичмана – морпеха, разменявшего пятый десяток. В общих вопросах службы он, конечно, держал дисциплину, рассказывает капитан Каналюк, но в свободное время бывший «черный берет» любил, что называется, заложить за воротник, поэтому боеготовность подразделения оставляла желать лучшего.

«Чтобы показать бывшему командиру-морпеху, что он плохо работает, мне пришлось пойти на непопулярные меры. Я повесила на стену большой лист ватмана (плотной бумаги), где каждый отмечал, что конкретно он сделал за день. Через несколько недель стало понятно, кто и чем занимается», — вспоминает Марина.

Однажды, рассказывает капитан первого ранга, обученных планшетистов на командном пункте сменили девушки на высоких каблуках («Ей-богу, так и было, я отчетливо помню эти каблуки», — вспоминает она), которые понятия не имели с какой стороны прозрачной карты им надо стоять. А еще через какое-то время у командования родилась мысль, что части радиоэлектронной борьбы стране вовсе не нужны. Подразделение расформировали. Старший лейтенант Марина Каналюк в отсутствие командира части возглавила, если так можно выразится, ликвидационную комиссию. Сдавала дела в столичный архив, разбиралась с техникой. Старые грузовики – ЗИЛы и «газоны» — надо было перегнать в другие части флота. Из-за этого у офицера случился конфликт с тогдашним командиром эскадры разнородных сил Игорем Тенюхом, будущим командующим и министром. Перед отправкой техники Марина получила две взаимоисключающие телеграммы, но решила все-таки отправить колонну, чем и вызвала гнев адмирала. Позже недоразумение было улажено, и, благодаря Тенюху, Марина получила распределение на новое место службы. Там она надела новые погоны капитан-лейтенанта.

Имея за плечами почти восьмилетний опыт службы в строевом подразделении, она стала заниматься наукой, участвовала в создании теории применения сил и средств в современной войне. Конкретику опустим, по понятным причинам, но поверьте: это была не пустая трата времени. Потом Каналюк освоила направление международного военного сотрудничества. Став помощником командующего, начала заниматься проблемой пребывания российского Черноморского флота на территории Украины и вошла в украинско-российскую межгосударственную комиссию по разделу флота. Правда, ничего выдающегося она там совершить не могла: все уже решили политики, причем еще в 1990-е.

В «докрымнашевские» времена вопросы присутствия будущих оккупантов в Крыму считались рутинными и даже второстепенными. Между тем, многие эксперты, в том числе капраз Каналюк, считают, что многозначность трактовок некоторых договоренностей очень помогла врагу. Формально Черноморский флот был поделен 50 на 50, но за рамками официальных соглашений осталась почти сотня спорных вопросов. Например, куда девались 80 буксиров вспомогательного флота и запасные комплектующие для РЛС и радиостанций. Почему украинским кораблям досталось в Севастополе всего шесть причалов, тогда как Россия отхватила аж 127?! Увы, ответы придется искать уже историкам будущего.

Рассказывают, что ближайшее окружение адмирала Тенюха изо всех сил сопротивлялось назначению Марины на должность помощника командующего. Заместители и адъютанты откровенно боялись компетентного профессионала в юбке, острого на язык и способного отстоять свое мнение даже в разговоре со старшими по званию. Свидетели кадровых баталий поведали, что противодействие дошло до смешного — одним из последних аргументов против офицера было то, что она не пьет водку. Благо, Игорь Иосифович хорошо разбирался в людях, поэтому не обращал внимания на перешептывания.

В феврале 2014-го Каналюк одной из первых забила тревогу, пытаясь добиться от крымского СБУ ясности по поводу «зеленых человечков» и бородатых людей в папахах, наводнивших полуостров. Контрразведчики молчали, а потом вывесили российский флаг на своем здании. Сейчас они почти в полном составе служат России.

Поведение людей в экстремальных условиях весны 2014 года, когда враг нанес первый удар по ослабленной революционным кризисом Украине, еще предстоит проанализировать. Очень важно, что офицеры штаба ВМСУ не пошли, как стадо, за командирами-изменниками. Каждый в тех условиях делал выбор, опираясь на свое понимание ситуации и долга, и белая кость, флотские штабисты, оперативщики, аналитики и разведчики, сделали его в пользу Родины и чести.

У Марины Каналюк в те дни даже и мысли не было о том, чтобы пасть к ногам захватчиков. В отличие от многих мужчин, показавших себя трусами, она действовала как положено украинскому офицеру: инструктировала командиров частей, писала ежедневные отчеты в МИД, убеждала сомневающихся. Ее зауважали, к ней стали прислушиваться.

Каперанг говорит: чтобы служить на флоте, среди мужчин, воспитанных на некотором презрении к противоположному полу, который, по их мнению, если оказывается на корабле, то обязательно «к беде», женщина должна обладать набором определенных качеств. Прежде всего она должна быть исключительно компетентным профессионалом: то, что простят мужчине («с кем не бывает, выучится»), никогда не простят ей. Во-вторых, женщине необходима харизма, дар убеждения, твердость. Она должна быть лидером.

«Эти качества либо есть, либо их нет. Вспоминается случай, когда у одной из выпускниц профильного института случилась истерика по причине того, что она не могла командовать срочниками – матросы подшучивали над ней, на что она неадекватно реагировала. У меня никогда не было сложностей во взаимоотношениях с личным составом. Это неудачный пример, но глядя на меня, они сразу понимали, что любая шутка в мой адрес оставит их без обеда», — улыбается помощник командующего ВМСУ.

При этом успешная карьера отнюдь не помешала самой высокопоставленной женщине украинского флота создать семью. Ее супруг тоже морской офицер, а пятнадцатилетний сын – мастер спорта по спортивным бальным танцам. Кстати, танцы — весьма полезный навык для военного, если, конечно, парень решит пойти по стезе родителей и дедов.

Марина признается, что выработала для себя несколько жизненных принципов, которых неизменно придерживается: «Первое – любить себя, на втором месте, конечно, муж. На третьем – дом и бытовые условия, на четвертом – работа, чтобы все это обеспечить. Как ни странно, но дети должны быть на пятом месте, а на шестом – родители. Эти простые правила испытывались мной в различных жизненных ситуациях и досконально проверены. Если что-то из этого списка поменять местами, то все идет под откос и гармония рушится».

Автор — Сергей Смоленцев



Расскажите друзьям!
Заметили ошибку в тексте? Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и мы всё исправим!
Смотрите также

Добавить комментарий