» » Эвакуация. Часть первая: вынужденный выбор

Эвакуация. Часть первая: вынужденный выбор

Эвакуация. Часть первая: вынужденный выбор
Ну, вот и пришло время вспомнить об одной из самых печальных и героических страниц в истории обороны Одессы. Переброска Приморской армии из Одесского оборонительного района в Крым вошла в большинство военных учебников и энциклопедий как пример блестяще организованной эвакуации войск морем. Войска без потерь оторвались от противника и без потерь были переброшены защищать Севастополь, полностью сохранив боеспособность. Случай в военной истории уникальный. Одесса или Севастополь?

После успешного контрнаступления и высадки Григорьевского десанта командование Приморской армии и Одесского оборонительного района спокойно готовилось к продолжению обороны. В планах генерала Софронова и контр-адмирала Жукова было не прекращая активных боевых действий, подготовить город и оборонительные позиции к осенне-зимней кампании. Агитаторы, выступавшие на одесских предприятиях и перед выставленными на всеобщее обозрения трофеями, убеждали граждан в том, что Одесса ни при каких обстоятельствах не будет сдана врагу. Убеждали тем более уверенно, что сами были абсолютно убеждены в том, что говорят. На фабрике Воровского даже готовились шить зимнее обмундирование для «приморцев». Поэтому полученная 30 сентября 1941 года директива ставки Верховного Главнокомандования требовавшая переброски Приморской армии в Крым в буквальном смысле слова ошеломила командование ООР и штабных офицеров.

То, каким шоком станет для «приморцев» новый приказ в ставке хорошо понимали. Именно поэтому текст директивы был непривычно для того сурового времени мягок человечен: «В связи с угрозой потери Крымского полуострова, представляющего главную базу Черноморского флота и ввиду того, что в настоящее время армия не в состоянии одновременно оборонять Крымский полуостров и Одесский оборонительный район, Ставка Верховного Главнокомандования решила эвакуировать ООР и за счет его войск усилить оборону Крымского полуострова… Храбро и честно выполнившим свою задачу бойцам и командирам ООР в кратчайший срок эвакуировать войска Одесского Оборонительного района на Крымский полуостров». Но даже мысль о том, что решение это вынужденное и без «приморцев» Севастополь удержать, не получиться вряд ли сильно успокаивала защитников Одессы. Когда директива стала известна в войсках, некоторые солдаты и офицеры даже поговаривали о том, что коль скоро положение Одессы лучше, чем положение Севастополя, то именно Одессу следовало бы продолжать защищать, а Севастополь оставить.

Кстати мысль эта время от времени звучит и сегодня. И озвучивают ее не только обыватели, но и вполне серьезные историки. И мотивируют они это тем, что войска в Одессе можно было снабжать и из Новороссийска и из других Черноморских портов, а ООР благодаря своему положению создавал постоянную угрозу войскам противника и мог быть использован для нанесения ударов во фланг и тыл противника. Ну что тут скажешь? Если просто смотреть на карты, то может быть логика в таких рассуждениях и была. Но следует учитывать и другие факторы. Во-первых Севастополь был главной военно-морской базой – лучше всего оборудованной для стоянки и обслуживания военных кораблей. Во-вторых, в отличии от полевых укреплений Одессы, Севастополь был прикрыт долговременными капитальными оборонительными сооружениями. А значит, организовать его оборону было проще. В-третьих, было понятно, что если немцы перебросят из Крыма часть высвободившихся войск на помощь румынам, добавят к ним осадную артиллерию, взамен потерянной во время Григорьевского десанта и танки, взамен уничтоженных в бою при Карпово – положение защитников города серьезно осложниться. Им понадобиться и подкрепление и боеприпасов побольше. А возить их, после потери Севастополя, придется вдвое дольше. Подвергая суда и корабли вдвое большему риску гибели от налетов авиации. Ну и наконец, как это не печально, но следует признать – негативное моральное воздействие на граждан СССР от быстрой потери Севастополя вряд ли удалось бы компенсировать успешным продолжением обороны Одессы.

Искусство дезинформации

Задача, стоявшая перед командованием ООР и «приморцев» была, на первый взгляд, нерешаемой. Переброску без потерь в живой силе и вооружении войск из одного осажденного города в другой при наличии превосходящих сил противника, висящего буквально на плечах, тогдашняя военная наука считала в прямом смысле слова невозможной. Да собственно никому еще не доводилось такие задачи решать. Теоретически считалось, что для этого нужно в прямом смысле слова пожертвовать частью войск. Третью, а то и половиной, которые должны прикрыть отход товарищей. Но и этот метод практически не годился. Заметив начало эвакуации румыны, по прежнему имевшие почти пятикратное превосходство в силах, задавили бы прикрывающие войска «массой» и сорвали бы эвакуацию. Положение осложнялось тем, что генерал-лейтенант Георгий Павлович Софронов – командующий Приморской армией, свалился с инфарктом. Таким образом «приморцы» остались без своего самого опытного и образованного военачальника.

В командование Приморской армий вступил генерал-майор Петров. Именно ему вместе с контр-адмиралом Жуковым пришлось разрабатывать план эвакуации. После недолгого обсуждения они пришли к общему мнению – противника надо обмануть. Обмануть так, чтобы он не только ни догадывался о подготовке к эвакуации, но и «прохлопал» сам момент эвакуации. Для этого было решено создать у противника видимость того, что «приморцы» не только не собираются отходить, а наоборот – готовятся к очередному наступлению. Это позволяло объяснить участившиеся рейсы в город транспортных судов и военных кораблей. Для этого было решено провести несколько крупных и два-три десятка мелких контратак, концентрированных артобстрелов и авианалетов на участках «предполагаемого наступления» и целый ряд других мероприятий. Например ночью то с одних, то с других участков обороны скрытно снимали роты и целые батальоны, а днем они демонстративно маршировали из порта на позиции. Определенных для эвакуации гражданских и оборудование на суда также скрытно грузили по ночам. При этом подходившие к Одессе военные корабли продолжали интенсивно обстреливать позиции противника, «выколачивая» противника из их позиций и поддерживая контрудары.

По плану эвакуация должна была проводиться в три этапа. На первом – до шестого октября, должна была быть полностью вывезена 157 стрелковая дивизия – наиболее укомплектованная и свежая из всех дивизий оборонявших город. На втором – до 15 октября, должны были быть вывезены семьи военнослужащих, партработники и другие гражданские. И на третьем – до 25 октября должны были быть эвакуированы все остальные воинские части. «Контрнаступление» В ночь на 2 октября 157-я стрелковая дивизия начала покидать свои позиции в Восточном секторе обороны. А утром того же дня, выполняя план по дезинформации противника, было начато «контрнаступление» на определенном для этого направлении «главного удара» - в районе поселков Ленинталь и Алексанрогильф. Полки и эскадроны 25-й Чапаевской стрелковой и 2-й Одесской кавалерийской дивизии, после усиленной артподготовки перешли в атаку.

Вместе с ними в бой шел танковый батальон лейтенанта Юдина, в котором к тому моменту оставалось 39 бронетракторов «НИ». Настоящие танки из батальона забрали – их вместе со 157-й дивизией предполагалось перебросить в Крым в первую очередь. Поскольку «НИ» было решено из Одессы не вывозить, их в последние недели обороны эксплуатировали «на полную катушку» - так что большая часть из них вышла из строя из-за поломок. Атаку весь день поддерживали бомбо-штурмовыми ударами истребители Шестакова. Результат удара поразил не только румын, но и советское командование. В бою всего за сутки погибли примерно тысяча двести вражеских солдат и офицеров. румын, взято полторы сотни пленных. В качестве трофеев «приморцам» досталось сорок орудий и минометов, столько-же пулеметов, почти две тысячи винтовок.

Развивать успех в конном строю бросились несколько сотен кавалеристов 2-й кавдивизии, почти сутки – до вечера 3 октября гонявшие рассеянных румынских солдат по степи между двумя поселками и мешавшие им собраться для отражения удара. Только после того, как румыны подтянули резервы, кавалеристы отошли на исходные позиции и румынским войскам удалось привести себя в порядок. Как видите, ложное наступление было подготовлено и проведено не менее качественно, чем реальный удар во время Григорьевского десанта. Брешь в позициях румын была пробита настолько качественно, что если бы Петров и Жуков действительно готовили наступление, и имели хотя бы одну дивизию для резерва, можно было повторить успех контрнаступления 22 сентября.

Но эта дивизия уже уходила в порт. Собравшиеся с силами румыны 4 октября отчаянно контратаковали. Румынское командование всерьез решило, что Приморская армия намерена провести наступление с целью выйти в тыл румынских войск, разбить обе румынские армии и вынудить их снять осаду. Ожесточенные встречные бои на этом участке шли до 12 октября, полностью приковав к нему внимание румынского командования. Дошло до того, что румынские генералы попросту проигнорировали донесения своей разведки, сообщавшей о том, что «приморцы» эвакуируются. Они решили, что это такая хитрая дезинформация подготовленная коварными русскими.

Продолжение следует…

Дата: 11-07-2015, 17:16
Категория: Историческая справка

Добавить комментарий