» » Бухарестский мир Кутузова или Победа для Одессы

Бухарестский мир Кутузова или Победа для Одессы

18 марта 2012, 18:32
Бухарестский мир Кутузова или Победа для Одессы
Этой осенью мы отмечаем 200-летний юбилей великой победы нашего оружия в Рущукско-Слободзейской операции. Однако не следует забывать, что финальную точку в кровавом русско-турецком противостоянии она не ставила. Точку эту должен поставить мирный договор. Но вот вопрос – на каких условиях? …После того, как турецкая армия на собственной шкуре оценила лживость поговорки: «Безвыходных положений не бывает» и оказалась в странном положении пленных за свой счет, что называлось «находиться на сохранении» у русских войск, мирные переговоры перенесли в Бухарест.

Там было и более торжественно, чем в затрапезной Журже, и подальше от людских костяков Слободзейского лагеря. Да и с моральной точки зрения данный шаг был неплох. Поскольку, как говорят, в Журже для переговоров первоначально был выделен самый приличный из оставшихся домов, который до войны служил целям не самым приличным. И довольно далеким от дипломатии. Попросту говоря, дом этот был публичным. Теперь, когда Кутузов-полководец сделал свое дело, на авансцену выступал Кутузов-дипломат. Хитрый и прозорливый ум его с той же стратегической дальновидностью должен был превратить свои полевые виктории в победу за столом переговоров.

Задача стояла крайне нелегкая. У императора Александра I изначально были весьма завышенные территориальные претензии: он хотел закрепить за Россией территорию «Дунайских княжеств» – Валахии и Молдавии. То есть, почти всю нынешнюю Румынию (без Трансильвании). Кроме того, царь не отказался бы выправить границу и на Кавказе в русскую пользу. Но первые 5 лет войны ясно показали, что Турция и близко не подошла к тому рубежу, за которым принимают столь кабальные условия. Победа Кутузова под Слободзеей делала эти условия более приемлемыми для османов, если бы не одно обстоятельство, перечеркивавшее всё остальное. Выступление Наполеона против России было уже вопросом ближайших месяцев. В Стамбуле прекрасно понимали, что России сейчас мир, пожалуй, нужнее, чем Турции.

Этим и воспользовались турецкие представители. Из них только Ахмет-паша был искренне нацелен на заключение мира. Во-первых, он был благодарен Кутузову за его умеренность и благородство. Во-вторых, хотел освободить остатки своей армии. А в-третьих, и сам не любил Наполеона, памятуя о его двурушничестве в ходе русско-турецкой войны, когда, вдруг временно оказавшись союзником России, Франция объявила требования Александра к Блистательной Порте вполне оправданными. Задачей визиря теперь стало просто воспользоваться ситуацией, чтобы предотвратить территориальные уступки со стороны Турции. Однако для начала переговоров, когда его армия еще умирала от голода под Слободзеей, он предложил ряд земель в распоряжение России – сначала Хотин, затем Бессарабию. Кутузов последовательно отклонял эти условия. Визирь предложил границу по реке Серет, передавая таким образом основную часть Молдавского княжества. Понимая, что это максимальная уступка, Михаил Илларионович взял данное предложение за основу для переговоров. Вряд ли он надеялся удержать обещанные земли. Но, по крайней мере, получал возможность торговаться.

Падишах, естественно, не утвердил предварительных условий, согласованных обоими командующими. Французский посол Лятур-Мобур лез вон из кожи и из мундира, лишь бы только доказать османским владыкам нецелесообразность мирного соглашения с Россией. Он заверил турок, что ни Франция, ни зависимая от французов Австрия (великая держава того времени, между прочим) не признают нового договора – туркам нечего бояться русских.

Более того, султан стал даже склонять Ахмет-пашу к некоторому давлению на противника. Визирь начал скрытно (как он думал) стягивать в крепость Рущук, находившуюся под турецким контролем, немногие уцелевшие войска и кое-какие подкрепления. Но разведка – давний конек Кутузова. Она вовремя донесла об активизации недобитых остатков османского войска. И эта активизация пошла не на пользу туркам.

Император Александр I не был великим военным стратегом, но был дипломатом, что называется, милостью Божьей. Он использовал отказ султана от утверждения предварительных условий и концентрацию османских отрядов под Рущуком в качестве предлога для разрыва русской части обязательств перемирия. Александр приказал всех оставшихся в живых из прежней, «слободзейской» армии турок, находившихся «на сохранении» под русским присмотром, отныне перевести на положение военнопленных и нанести по туркам тревожащие удары.

Кутузов не слишком хотел возобновления военных действий, но все-таки нужно было напомнить туркам, кто в доме хозяин. Четыре успешные стремительных атаки наших отрядов через скованный зимним льдом Дунай – и от былой турецкой инертности не осталось и следа. Османы вновь переполошились, убедившись в своей малой боеспособности.

И тут в голову к императору (или в чью-то другую голову поумнее в военном отношении, например, Барклая-де-Толли) пришла мысль, которая очень кстати посетила бы ее хотя бы месяца на четыре пораньше. А в идеале – года на два, когда Каменский сокрушил турецкую армию под Батином. Царь сообщил Кутузову о своем намерении силами трех дивизий нанести десантный удар по Стамбулу. Причем руководить этой операцией должен был наш незабвенный Дюк – губернатор Новороссийского края Арман-Эмманюэль де Ришелье.

Однако плану этому, увы, судилось родиться мертвым. Сила Черноморского флота, «благодаря» невниманию к нему самого царя, была не та: ведь Ушакова царь вообще отправил в отставку, а Сенявина перевел на Балтику... Теперь же, когда жареный петух в лице бонапартовой «великой армии», сконцентрированной на западных границах, начал активно клевать венценосную лысину, император, надо думать, пожалел о своих кадровых решениях. К тому же герцог Ришелье, гениальный администратор, абсолютно не подходил по своим военным талантам в качестве командующего такой операцией. Но самое главное, даже трех дивизий с западной границы перебросить было уже нельзя – война с армией «двунадесяти языков» могла начаться в любой момент, а численное превосходство Наполеона и так было двойное.

Теперь император почти умолял Кутузова как можно скорее заключить мир, соглашаясь на существенные уступки османам. Про былые амбиции относительно Молдавии и Валахии и речи не шло.

Кутузов зря времени не терял. Внешне никуда не торопясь, все так же лукаво и флегматично, он шаг за шагом приоткрывал турецким уполномоченным глаза на двойную игру Наполеона в ходе этой войны. Им были предъявлены прежние французские письма, в которых недвусмысленно указывалось, что Франция согласна со всеми русскими требованиями. Из чего османы, естественно, делали вывод об эфемерности обещаний Наполеона как союзника. Кроме того, турки не забыли, что в 1799 году этот самый Наполеон полез в их Египет и Сирию, и что они отразили этот натиск ценой огромных жертв и разрушений. Франция ненадежна, доказывал Кутузов. Одной рукой она дает гарантии Стамбулу о возвращении под его юрисдикцию всей Новороссии, а другой – также гарантирует Вене часть турецких владений в Сербии и Болгарии за помощь против России. Но турки упрямо тянули время под любыми предлогами. Похоже, они и сами уже запутались в той исполненной трагизма ситуации, которая предвещала Европе громадную войну. Войну, по сравнению с которой русско-турецкие разборки выглядели просто дракой на завалинке.

А между тем в Петербурге над седой головой Кутузова сгущались тучи. И это как раз тот случай, когда императора можно понять. Война с Наполеоном должна была начаться со дня на день, а турецкий фланг по-прежнему открыт. Александр посылает договариваться с турками своего любимца – разносторонне бездарного, но очень амбициозного адмирала Павла Чичагова. Адмиралом он стал потому, что его отец тоже был адмиралом. Однако его отец – один из величайших флотоводцев России, незаслуженно обойденный вниманием потомков великий Василий Чичагов. А вот на его сынишке природа изрядно отдохнула. Тем не менее, именно он, по мнению Александра, должен был успешно завершить войну, для победы в которой не сделал ничего.

6 (18) мая 1812 года они встретились. Новый командующий Молдавской армией адмирал (!) Чичагов и отставной, согласно монаршему приказу, командующий Кутузов. И тут Чичагов, дотоле сиявший от собственного величия, поблек. Ибо понял, что опоздал.

Он опоздал на один день!

17 мая 1812 года были подписаны предварительные условия мирного договора с Османской империей, а 28 мая Бухарестский мирный договор был окончательно утвержден. Согласно ему, граница между империями отныне проходила по реке Прут, Россия получала половину территории Молдавского княжества – бессарабские земли. Так Измаил и Аккерман оказались в наших руках! Сербии же османы обязались гарантировать полную внутреннюю автономию. Это был первый весомый шаг в борьбе за международное признание сербской независимости.

За свои дипломатические заслуги великий полководец продолжил восхождение по титульной лестнице. Царь возвел Кутузова «со всем потомством» в княжеское достоинство с присвоением титула «светлости» – очень высоким по светским меркам. В течение года Кутузов волею судеб примерил аристократических титулов больше, чем за всю свою предыдущую более чем 60-летнюю жизнь, став и графом, и князем. Казалось бы, хоть здесь Александр преодолел свою антипатию к нему. Если бы не одно «но» – стандартная формулировка «со всем своим потомством» выглядела в данном случае новой издевкой, так как у Кутузова, отца 5 дочерей, не было сыновей и некому было передавать титул по наследству...

Для французов известие о Бухарестском мире стала шоком. По уговору между Кутузовым и его «старым другом» визирем, договаривающиеся стороны делали французам и австрийцам «ложные уведомления» о ходе переговоров. И Наполеон действительно пришел в дикую ярость, узнав о заключенном мире, проклиная турок на все лады. Но французский владыка был бессилен что-либо изменить. Войны на два фронта в Европе Россия избежала. Дунайская армия освобождалась для боевых действий против французских захватчиков.

Так дипломатическим триумфом Кутузова завершился его же военный триумф на Дунае. Всего лишь за месяц до французской агрессии Михаил Илларионович уже выиграл первую схватку с тем, победа над кем вскоре прославит его имя в веках. А Одесской области есть за что сказать ему свое большое и искреннее «спасибо»!

Расскажите друзьям!
Заметили ошибку в тексте? Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и мы всё исправим!
Смотрите также

Добавить комментарий