» » Историческая память – 4: адмирал Одессы

Историческая память – 4: адмирал Одессы

18 апреля 2012, 06:32
Историческая память – 4: адмирал Одессы
Как это не печально, в истории нередки случаи, когда она сохраняет в памяти имена героев, не оставляя нам в наследство практически никаких подтверждений их героического статуса. Не по злобе – просто потому, что и без того понятно, что человек герой и нечего по этому поводу антимонии разводить. Но проходят два три поколения и большинство потомков, при вопросе о том, чем, собственно, прославился упомянутый герой, задумчиво чешут в затылке и толком сказать ничего не могут. Так, увы, произошло с адмиралом Гавриилом Васильевичем Жуковым – человеком, которому судьба доверила возглавить оборону Одессы, стать одним из начальников обороны Севастополя, защищать Туапсе и островные базы на Балтике.

Большая стройка

Предвоенная судьба Гавриила Васильевича Жукова была, как и у большинства командиров Красной Армии и Флота, причудливо-зигзагообразна. В качестве места службы он сменил десятки кораблей, завершив карьеру капитана в должности командира новейшего крейсера «Максим Горький», после чего ему доверили соединение кораблей – учебный отряд Балтийского флота. Казалось бы – служить и служить ему на Балтике, расти как командиру, возглавлять соединения и эскадры. Но вместо этого ему пришлось менять и море, и климат и привычный статус старшего офицера на мостике. В 1940-м году его назначают комендантом Северо-Западного Укрепрайона Черноморского флота, а спустя несколько месяцев – командиром Одесской Военно-Морской базы. В этой должности он и встретил войну еще до того, как она, собственно официально началась.

Хорошо известно, что в отличие от войск сухопутных флоту удалось своевременно подготовиться к отражению вражеского нападения. В ночь с 21 на 22 июня все командующие флотами, эскадрами, флотилиями и военно-морскими базами получили от Наркома Военно-морского флота адмирала Кузнецова приказ привести все корабли и средства флота в боевую готовность. Можете себе представить, какой головной болью это обернулось для флотских командиров, особенно тех, кому выпало командовать базами в больших и мирных городах, вроде Одессы. За несколько часов нужно было разыскать и доставить к месту службы всех находящихся в увольнениях моряков (особенно офицеров), поднять по тревоге экипажи кораблей, гарнизоны и расчеты береговых и зенитных батарей, распаковать, очистить от смазки и подать к орудиям и пулеметам снаряды и патроны, привести в готовность противопожарные средства, отключить корабли от береговой электросети, запустить судовые машины и перевести корабли в режим готовности к выходу в море, распаковать и раздать морякам личное оружие, предупредить о необходимости быть готовыми к взлету флотских летчиков. И еще сотни мелких и не очень дел нужно было переделать за это время, теряя нервы и зарабатывая седые волосы.

Ну и само собой в этой суматохе нужно было не забыть своевременно поднять на всех флагштоках и стеньгах боевые флаги – как же без этого. Это же флот, а не базар. В результате, в районе Одесского порта вражеская авиация была встречена организованным огнем зенитной и корабельной артиллерии. Ни корабли, ни базу не удалось разбомбить, поскольку к ней даже толком приблизиться не удалось. И заминировать подступы к порту не удалось – тральщики вовремя вышли в море и ликвидировали сбрасываемые на парашютах мины сразу после приводнения или просто расстреливая их в воздухе. Боевая готовность не шутка. Особенно на флоте. Если она объявлена – моряк будет лупить из всего, что у него есть по врагу без каких бы то ни было дополнительных специальных приказов. Боевое знамя на мачте обязывает.

Но все это было только начало. Война только начиналось и Гавриилу Васильевичу Жукову, тогда носившему знаки отличия контр-адмирала, ежеминутно приходилось заниматься массой дел, как возложенных на него согласно уставу, боевому расписанию и служебным инструкциям, так и теми, которые никакие довоенные уставы не предусматривали. Он передавал снаряды и патроны сухопутным войскам, определял стоянки и обеспечивал ремонты для кораблей, не приписанных к базе, занимался обеспечением эвакуации одесских предприятий и мирных жителей и, разумеется, с середины июля организовывал сооружение оборонительных сооружений вокруг города.

Дело в том, что по довоенным планам такого рода сооружения не предусматривались. Предполагалась, что единственной реальной угрозой городу является вражеский десант с моря или с воздуха. Или обстрел с моря и бомбардировки. Возможность штурма города с суши даже не рассматривалась, посему серьезными оборонительными сооружениями на суше не располагали даже капитальные морские батареи – 411 и 412-я. Однако по мере приближения румынских и немецких фашистов к городу, становилось понятно – отходящей Приморской армии нужны окопы и траншеи, блиндажи и артиллерийские позиции, пулеметные гнезда и наблюдательные пункты. Все это предстояло распланировать и построить, не имея под рукой ни специальных инженерно-саперных частей, ни специального инструмента. Но строили и без этого.

Строили одесситы. Строили под руководством прекрасных военных инженеров, женщины, дети и старики. Строили кто чем придется – какими дадут лопатами, ломами и кирками, под обстрелами и налетами вражеской авиации. Но организовывать это строительство приходилось Жукову, опыта инженерных работ практически не имевшему. И ничего – организовал. И бойцы Приморской армии и румыны отмечали высокое качество инженерных работ под Одессой. А ведь нужно было организовать еще и производство оружия. Отходящие «приморцы» в нем остро нуждались. Слишком многое было потеряно в приграничных боях и слишком мало могла дать им Ставка. А ведь не забывайте – большую часть квалифицированных рабочих и новых станков из города эвакуировали. Да и собственно оборонных предприятий в городе практически не было. Тем не менее, располагая старыми станками и не более чем одной пятой штатного состава рабочих, Одесса всего за три недели наладила ремонт и выпуск пушек и снарядов, минометов и мин, самолетов, бронепоездов, танков и бронеавтомобилей, гранат, бутылок с зажигательной смесью, огнеметов, саперных лопат, шашек, кинжалов, обмундирования и многого другого. Какую роль в этом сыграл Жуков? Да в общем, как это было модно говорить в те годы, определяющую и направляющую. Три дивизии Приморской армии были встречены уже не мирным городом, а настоящей крепостью с подготовленными позициями, нормально работающей оборонной промышленностью и жителями, готовыми драться до упора. Справился бы с этим кто-то другой, а не контр-адмирал Жуков? Может быть. Но справился именно он.

Дивизия и два полка

Но на этом проблемы, с которыми пришлось столкнуться Гавриилу Васильевичу, не закончились. Отошедшие к Одессе три дивизии требовали не только оружия и оборудованных позиций. Им нужны были пополнения и подкрепления. И Одесса дала им и маршевые батальоны, и два полка морской пехоты и даже целую дивизию ополчения. Как? Об этом нужно спросить Жукова. Ведь большая часть тех, кто подлежали мобилизации, были призваны из города в первые две недели войны. А остальные либо имели бронь, как работники оборонных предприятий, либо не подходили по возрасту и здоровью. Но несмотря на это командующему Одесской военно-морской базы удалось мобилизовать и отправить на фронт по меньшей мере сорок тысяч человек. Это не считая организации вспомогательных служб по обеспечению боевых частей пищей и прочими необходимыми вещами.

Командующий

Но главный подвиг Гавриила Васильевича – организация взаимодействия между разными родами войск при отражении наступления на Одессу. Да, именно его назначили командовать Одесским оборонительным районом. Но создать систему, при которой корабли, зенитчики армейский и флотские, сухопутные войска и подразделения морской пехоты действовали бы как единый механизм, было неимоверно сложно. В начале обороны города не раз и не два возникали ситуации, при которых, скажем, флотские артиллеристы вели огонь по врагу, а армейская артиллерия, не получившая приказа открыть огонь, молчала. Или наоборот – армейцы шли в атаку, а морская пехота в атаку не поднималась, ожидая приказов от флотского начальства.

То, что Жукову с сотрудничестве с командующим Приморской армией генерал-лейтенантом Сафроновым, на импровизации, под постоянным давлением противника, удалось организовать нормальное взаимодействие в оборонительной операции всех родов войск – начиная от кораблей, заканчивая медсанбатами, и перенести этот опыт на оборону Севастополя и Кавказский портов – и есть главный подвиг адмирала Жукова в ту войну. Не случайно проведенные им операции вошли во все учебники военного искусства как эталонные при организации обороны военно-морских баз. Несмотря на это Гавриил Васильевич Жуков не был удостоен звания Героя Советского союза. Вместо этого его наградили орденом Нахимова Первой степени. Вот уж воистину – награда к месту.

Расскажите друзьям!
Заметили ошибку в тексте? Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и мы всё исправим!
Смотрите также

Добавить комментарий