» » Благотворитель от Бога

Благотворитель от Бога

Благотворитель от Бога
Кто такой Александр Стурдза? Если кратко: известнейший в свое время теолог, публицист, переводчик, дипломат. Образованнейший человек. Автор более чем 80 работ. Один из учредителей Одесского общества истории и древностей, появившегося в 1839 году и ставшего очагом историко-культурного просвещения края. Вице-президент Общества сельского хозяйства Южной России. Тем не менее, здесь мы вспомним о главных деяниях его жизни – деяниях мецената и благотворителя... Александр Стурдза родился в Яссах в 1791 году, но почти сразу же после рождения судьба выдала ему путевку в эмиграцию. Пророссийски настроенная молдавско-греческая семья Скарлата Стурдзы вынуждена была, бросив свои богатства, искать спасения в России от турецкого гнева. Впрочем, на этом злоключения Александра и закончились. И про них уже постфактум можно смело сказать: не было бы счастья, да несчастье помогло. Всеми своими карьерными и научными успехами он был обязан переселению в Российскую империю.

Нет, Стурдза не был безгрешен. Многие его взгляды современному человеку справедливо покажутся отголоском эпохи религиозных войн или феодального абсолютизма. Да они и тогда, в его время, уже выглядели анахронизмом. Будучи противником революционных потрясений, в молодости он, что называется, перегнул палку и рьяно ратовал перед Александром Первым за наложение разнообразных внешних пут на германские университеты, в коих видел рассадник свободомыслия и прочей крамолы. За что получил от Пушкина едкую эпиграмму «Холоп венчанного солдата», а от немецкого студента – вызов на дуэль. Но благополучно уберегся от неприятностей: от горячей «тевтонской ярости» нашел убежище в отчем поместье, а затем в ставшей ему родной Одессе (одессит с 1822 года); с Пушкиным же впоследствии даже приятельствовал. Оба они повзрослели и поумнели, и, как знать, возможно, у них появилось больше точек соприкосновения, чем во времена буйной юности. Ну и, если уж честно, – слышали ли вы, уважаемый читатель, чтобы Пушкин кого-нибудь из неимущих финансово облагодетельствовал? Только, пожалуйста, не говорите, что ему самому не хватало – нечего в карты играть с таким пылом, особенно если в них не везет. А вот благие начинания Стурдзы надолго пережили своего создателя, и имя его – знаковое для одесской благотворительности.

Ранние филантропические дела Александра, как и у его сестры Роксандры Эдлинг, были связаны, в том числе, с помощью восставшим против турок грекам, а также тем беженцам из греческих земель, которые хлынули в это сложнейшее время в Одессу. Несмотря на свои антиреволюционные взгляды, восстание в Элладе Стурдза встретил полной поддержкой. Однако этим первоначальный перечень его достижений отнюдь не ограничивается. Ведь уже с 1816 года он являлся членом императорского Человеколюбивого общества – организации, перед которой ее основатель, тезка Стурдзы император Александр, поставил целью помощь неимущим. И, судя по всему, формальным участием со стороны Стурдзы дело не ограничилось, так как уже в 1817 году в первом же номере журнала Человеколюбивого общества появляется его подготовленная в соавторстве статья с длинным, но говорящим самим за себя названием: «О новом опыте призрения малолетних бедных сирот женского пола, сделанным господами камер-юнкером коллежским советником Стурдзою и коллежскими асессорами Каменским и Липовским».

Помимо попечения о бедных и обездоленных, которому Александр Стурдза следовал всю жизнь, он стал одним из основоположников Свято-Архангело-Михайловского женского монастыря в Одессе. А при монастыре был выпестовано его любимое детище, важнейшая часть его благотворительных свершений. Подобно тому, как его сестра графиня Эдлинг вложила свою душу в работу Одесского женского благотворительного общества, Стурдза выступил инициатором основания и главным покровителем Одесской общины сердобольных сестер.

Конечно, все филантропические подвиги, совершенные с подачи Стурдзы этой благотворительной организацией, слишком велики и обширны, чтобы подробно разбирать их на страницах нашей статьи. Поэтому обрисуем в самых общих чертах только период ее становления. Еще в 1846 году под руководством Александра Скарлатовича был разработал проект устройства богадельни, при которой могли бы получать бесплатную стационарную медицинскую помощь нуждающиеся в ней бедняки. Заодно там же должны были на практике готовиться квалифицированные кадры медицинских сестер, или, как тогда говорили, сестер милосердия для одесских больниц и приютов. А «кадровый голод» в этой области был тогда поистине огромен. Стурдза представил свой проект Человеколюбивому обществу, но оно не торопилось с рецензией. Лишь в 1850 г. проект был утвержден, и то в форме эксперимента на три года. Тем не менее, усилиями Стурдзы и его сподвижников временное начинание превратилось в постоянное.

Деньги на реализацию задуманного поступали от многих, однако главную лепту внесли сам Стурдза и, как ни странно звучит, его покойная сестра Роксандра, которая в своем завещании выделила немалую сумму на благотворительность, что и позволяло ей творить добро даже после кончины. Недостающие средства учредители получили благодаря ходатайству самого М. Воронцова из городских доходов в виде ссуды в 10 тыс. рублей серебром. Осенью 1848 г. город выделил участок для строительства богадельни «на углу Успенской улицы, против внешнего городского бульвара» (нынешний адрес ул. Белинского, 2), а уже 1 (12) ноября 1850 г. Одесская богадельня сердобольных сестер приступила к своей многотрудной и благородной работе.

Управлялась община комитетом, который возглавлял попечитель. Излишне говорить, что первым и самым истовым ее попечителем стал сам Стурдза. В дальнейшем забота о богадельне, ее пациентах и сотрудницах, стала наследственным уделом семьи Стурдза. Тем не менее, не следует думать, что никто кроме них не опекал новое филантропическое заведение. Многие, очень многие одесситы так или иначе стремились помочь быстро приобретшей благую славу общине сердобольных сестер. Среди них были и столпы одесской благотворительности первой величины – легендарные Елизавета Воронцова и Григорий Маразли.

В июне 1854 года богадельня получила последний дар от своего основателя и покровителя – пять тысяч рублей, оставленные им по завещанию. И после смерти Стурдза стремился быть полезен учреждению, ставшему фактически главным свершением его жизни.

Воля Стурдзы была нерушима, и его потомки взяли под свою опеку благое начинание их предка. Попечителем богадельни стал его зять – Е. Гагарин, а позже – его внуки Г. и Ю. Гагарины-Стурдзы. Попечительницей ее была и дочь Стурдзы – княгиня М. Гагарина. Не случайно фамильный склеп этого семейства располагался там же, где хоронили сестер богадельни – у Воскресенской церкви на 9-ой станции большого Фонтана.

Что касается труда сотрудниц богадельни, то он и в мирное время был весьма рискованным и самоотверженным. В военное же – и вовсе становился героическим. Едва родившись, Одесская община во время англо-французской агрессии на наши земли в Крымскую войну не только приняла раненых при блестящей обороне Одессы от интервентов, но и отправила своих сестер милосердия в Севастополь, в самое пекло тифозного и огненного ада. Три из них, включая настоятельницу Е. Хитрово и одну из трех первых сотрудниц богадельни А. Линскую, погибли там при исполнении своего человеколюбивого долга…

Подведомственную императорскому Человеколюбивому обществу богадельню «осчастливил посещением своим» царь Александр Второй во время своего визита в Одессу. Тогда и решено было увековечить память ее основателя. В течение 1859 года это благотворительное учреждение дважды меняла свое название. Сначала высочайше велено было именовать ее «Одесская тайного советника Стурдзы богадельня сердобольных сестер». Но вскоре этот лингвистический курьез ушел в прошлое, и за заведением закрепилось новое, удачное название «Одесская Стурдзовская богадельня сердобольных сестер».

Что ж, Александр Стурдза своей жизнью и общественной деятельностью вполне оправдал собственный девиз: «Быть, а не казаться».

Сейчас память об Александре Скарлатовиче, если так можно выразиться, в лучшей сохранности, нежели память о его сестре Роксандре. Память эту извлекли из полузабытья, из нафталина идеологических клише. Про него написаны статьи и книги. В Архангело-Михайловском монастыре, что на улице Успенской, белеет его мраморный бюст. Но – парадокс нашего времени – при этом за храмом Марии Магадлины на улице Красных зорь (что на 9-ой станции Большого Фонтана) уничтожили его давно оскверненный склеп.

P.S. Когда-то одна небольшая, но очень оживленная летом в силу движения по ней «пляжников» к морю и обратно улица Одессы получила название Стурдзовской. Переименовали в честь Стурдзы именно эту улицу неслучайно – она брала свое начало на площади, на которую выходили и фасад здания Стурдзовской богадельни, и ее церковь. Сейчас эта улица носит имя Веры Инбер. В общем-то, Вера Инбер – выдающаяся поэтесса, одесситка, и в городе просто обязательно должна быть улица ее имени. Но, право слово, так хочется когда-нибудь на картах города-героя Одессы, не столь важно в каком районе, пусть и в самом что ни на есть новом, увидеть надпись «Стурдзовская улица» или даже проще - «улица Стурдза». А на ней самой – краткую мемориальную табличку: «Улица названа в честь выдающихся одесских благотворителей Александра Скарлатовича Стурдзы и его сестры Роксандры Скарлатовны Стурдзы-Эдлинг».

Дата: 1-08-2011, 16:31
Категория: Историческая справка
Добавить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Капча: