» » Историческая память – 13: «Голубой крейсер»

Историческая память – 13: «Голубой крейсер»

Историческая память – 13: «Голубой крейсер»
Этой статьей мы открываем серию публикаций о некоторых знаменитых кораблях и судах Черноморского флота, прославившихся участием в Великой Отечественной войне.

«Голубой крейсер» единодушно считали самым красивым на всем Черном море и сами советские моряки, и жители приморских городов. Изящные очертания, «зализанные» башни и надстройки, заваленные под большим углом назад мачты, серо-голубая, цвета морской волны окраска – все это делало лидер эсминцев «Ташкент» своеобразным эталоном красоты военных кораблей предвоенных лет. Его изображали на открытках и подарочных фотографиях, снимали для кинохроники и пропагандистских роликов. Но отнюдь не внешняя красота сделала «Ташкент» Кораблем с большой буквы. Флагман «эсминцев»

Предвоенные военно-морские теоретики с учетом опыта Первой мировой войны вполне обоснованно считали эскадренные миноносцы универсальными кораблями. Но главной их задачей, по-прежнему, считалась атака торпедами крупных судов и кораблей противника. Причем атака группой – так, чтобы наверняка. Одна беда - было очевидно, что при атаке на хорошо охраняемый конвой эсминцы могут получить повреждения и быть уничтожены, так и не выполнив задачу. Соответственно в умах адмиралов родилась логичная мысль – среди эсминцев должен быть корабль, атакующий с той же скоростью, но вооруженный сильнее и способный справиться с даже двумя любыми эсминцами противника, и помочь своей группе, в случае необходимости, померяться силами с более крупными кораблями – скажем, легким крейсером. Так появилась на свет идея лидера эскадренных миноносцев – эсминца, вооруженного на 10-20% сильнее обычного. По предвоенным планам в составе советских флотов должны были быть шесть лидеров эсминцев. Затем программу увеличили до 20 кораблей.

Итальянский эксперимент

К сожалению, нагрузка советских верфей была настолько серьезной, что выполнить в срок программу строительства лидеров было нереально. И заказ на один из кораблей было решено разместить за границей. После долгих переговоров с разными иностранными верфями, в качестве исполнителя заказа была избрана итальянская фирма «Одеро-Терни-Орландо», предложившая лучшую цену и весьма интересные условия. Руководство «ОТО» собиралось опробовать на этом корабле новые технологии и приборы, которые впоследствии собиралось использовать для постройки лидеров и легких крейсеров для итальянского флота. Соответственно советской стороне предоставлялась возможность эти наработки использовать на своих кораблях. Договор о постройке был заключен 9 сентября 1935 года. Правда, при постройке возникли определенные трудности. Например, от установки итальянского вооружения советские адмиралы отказались. И итальянцам приходилось перерабатывать проект с учетом установки советского вооружения и увязывать его характеристики с итальянской системой управления огнем фирмы «Галилео». Ко всему прочему сорвались переговоры с итальянской фирмой «Ансальдо» - главным поставщиком энергетических установок для итальянского флота и вообще кораблей и судов, строящихся в Италии. В итоге для лидера были закуплены английские турбины Парсонса.

Корабль был передан советской стороне только 18 апреля 1939 года. В этот день на нем был поднят советский военно-морской флаг, под которым 4 мая 1939 года он прибыл в Одессу. Однако пока полноценным боевым кораблем считать его было нельзя. Впереди была установка вооружения, которая проводилась в Николаеве.

Ох, и намаялись наши оружейники с установкой оружия и его пристрелкой под итальянские системы управления. В итоге, после целого ряда экспериментов, в феврале-июне 1941 года была проведена глубокая модернизация вооружения корабля. В войну он вступил со следующими тактико-техническими характеристиками:

Водоизмещение: 4175 т.

Размеры: длина - 139,7 м, ширина - 13,7 м, осадка - 4 м.

Максимальная скорость хода: 43 узла.

Дальность плавания: 5030 миль при 20 узлах.

Вооружение: 3х2 130-мм, 2x1 76-мм, 6x1 37-мм зенитных орудий, 6x1 12,7-мм зенитных пулеметов, 3x3 533-мм торпедных аппарата.

Экипаж: 344 чел.

Характеристики лидера оказались настолько высокими, что некоторые тогдашние справочники классифицировали его как «сверхлегкий крейсер».

Севастополь-Одесса

К сожалению, несмотря на спешку, полностью укомплектование экипажем и модернизацию «Ташкента» перед началом войны завершить не удалось. 22 июня 1941 года «Ташкент» встретил в доке в Николаеве. Было решено спешно вывести его из дока и отправить в Севастополь - под защиту более мощных зенитных батарей главной военно-морской базы Черноморского флота - все работы по достройке провести там, и там же доукомплектовать корабль экипажем. Переход одновременно стал первым боем «Ташкента». Несколько раз его атаковали вражеские самолеты. В Севастополь «Ташкент» прибыл 28 июля 1941 года, где его зачислили во второй дивизион эсминцев. Работы на лидере, испытания и доукомплектование экипажа были завершены в кратчайшие сроки – всего за пятнадцать дней. Спешка была не случайна. 26 июня 1941 года при обстреле Констанцы погиб лидер «Москва» и флоту нужно было срочно компенсировать потерю. 19 августа 1941 года лидер приступил к несению активной боевой службы. Первым его заданием стал поиск и уничтожение транспортов противника. По оказавшимся ошибочными агентурным сведениям немцы и румыны готовили десант, и отряд из трех эсминцев во главе с «Ташкентом» был отправлен на поиск и перехват вражеских транспортов. Поскольку противник обнаружен не был, было принято решение отстрелять боекомплект по позициям противника, рвущегося к Одессе. 22 августа 1941 года орудия главного калибра «Голубого крейсера» впервые «дали прикурить» румынам. Всего отряд отстрелял по противнику около 1200 снарядов. Из них 450 пришлись на долю «Ташкента».

А уже 29 августа пушки «Ташкента» снова громили врага под Одессой. Успев вернуться в Севастополь, дозаправиться и пополнить боезапас, он был включен в состав группы, в которую помимо него вошли три эсминца и крейсер «Червона Украіна». Огонь велся непосредственно с одесского рейда по румынским батареям, обстреливавшим город, в буквальном смысле под аплодисменты одесситов и приветственные крики местных мальчишек, всеми правдами и неправдами вылезавших на крыши и деревья, чтобы посмотреть на грозные орудийные залпы. К вечеру 29 августа отряд пришвартовался в одесском порту. На отдых и подготовку к следующему бою – ночь. Уже на следующий день «Ташкенту» предстояла новая стрельба для подавления вражеской батареи в районе Новой Дофиновки, которая держала под обстрелом одесский порт.

Увы, при формировании отряда кораблей, выделенных для этой задачи, была допущена серьезная ошибка. Вместе с новейшим «Ташкентом» в одну группу были объединены старый эсминец «Дзержинский» и две тихоходные канонерские лодки. Для сохранения единства группы и более высокой точности огня стрельба велась на мизерной скорости в 6 узлов. А ведь именно скорость, в жертву которой была принесена броня, считалась главной защитой лидера. В 15.42 «Ташкент» был атакован вражескими пикирующими бомбардировщики. Специально для того, чтобы максимально незаметно приблизиться к советским кораблям, для атаки было выделено всего одно звено вражеских самолетов. Кроме того, атака была проведена со стороны Солнца. Огонь зенитчиков был открыт слишком поздно, времени разогнать корабль до высокой скорости не было. Бомбы -12 250-кг фугасок были сброшены всего через три минуты после того, как вражеские самолеты были обнаружены сигнальщиками.

Несмотря на скоротечность атаки, рулевые «Ташкента» успели совершить маневр и прямого попадания немецкие летчики не добились. Увы, даже близкого разрыва одной из этих бомб, упавшей вблизи корпуса по правому борту - недалеко от кормы - хватило, чтобы причинить кораблю тяжелые повреждения.

Корпус корабля был сильно поврежден осколками, взрывной волной и гидродинамическим ударом. Погасло освещение, вышла из строя рулевая машина, были полностью затоплены два кубрика и один погреб. Корабль накренился и остановился. При взрыве погибли два машиниста, еще одного члена экипажа - машиниста В. В. Лаушкина - выбросило за борт. К слову, сторожевые катера искали его три часа, пока не нашли и не доставили в Одессу. Частично исправив повреждения, восстановив ход до 12 узлов и управляемость, изувеченный лидер к шести часам вечера самостоятельно пришвартовался в Одессе. Спасали его всем портом. Одесские водолазы, несмотря на сумерки, обследовали подводную часть корабля и установили, что бомба проделала пробоину размером 2х4. Исправить такое повреждение в Одессе в условиях осады возможности не было. Было принято решение перевести лидер в Севастополь. Инженеры и рабочие судоремонтники начали готовить «Ташкент» к переходу в Севастополь, укрепляя подпорами обшивку и переборки. Были отремонтированы и запущены носовая и кормовая турбины, полностью отремонтировано рулевое управление, и за полчаса до полуночи «Ташкент» навсегда ушел из Одессы.

Гибель «Ташкента»

Жизнь лидера «Ташкент» была короткой и яркой как молния. Да собственно иногда его за скорость «черноморской молнией» и называли. За время войны «голубой крейсер» прошел 27 тысяч миль, отконвоировал 17 транспортов, перевез около 20 тысяч человек, две с половиной тысячи тонн боеприпасов, продовольствия и других грузов. На его счету около сотни боевых стрельб, в результате которых им был подавлен один аэродром, шесть батарей, сбиты 13 самолетов и потоплен один торпедный катер. А последний бой «Ташкента» - бой, за который командир корабля, капитан 2 ранга Василий Николаевич Ерошенко был награжден орденом Ленина, - вошел в историю как один из ярчайших примеров героизма моряков-черноморцев.

Ночью 27 июня 1942 года «Ташкент» вышел в свой последний рейс из Севастополя в Новороссийск. На борту лидера было свыше 2 тысяч эвакуируемых из Севастополя раненых солдат, офицеров и гражданских. Кроме того, он вывозил фрагменты знаменитой Севастопольской панорамы. Примерно в 5 часов утра его атаковали самолеты противника и начался самый долгий в истории Черноморского флота бой одиночного корабля с вражескими самолетами. Всего в налетах на крейсер принимали участие около 90 самолетов. При таком количестве самолетов восемь зенитных орудий и шесть пулеметов, разумеется, не могли отбить все атаки. Огонь по противнику вели из всего, что могло стрелять – от орудий главного калибра, до ручных пулеметов и винтовок. Ни и это, разумеется, не спасало. Оставалось отчаянно маневрировать. Как назло, перегруженный лидер не мог развить максимальную скорость и использовать все возможности для маневра. Максимум, что можно было выжать из его машин в тот день – 33 узла.

И все же при трех сотнях бомб сброшенных на корабль ни одного прямого попадания в «голубой крейсер» добиться не удалось. Однако и близких разрывов хватило для того, чтобы нанести ему солидные повреждения. Был заклинено и исправлено на ходу рулевое управление. В районе шпангоутов 71-75 образовалась трещина, корпус получил около сотни пробоин от пары сантиметров до полуметра. Были затоплены центральный артиллерийский пост, второй и третий артиллерийский погреба, погреба малых калибров, полностью затоплено первое и частично второе котельное отделения, румпельное отделение. Наполовину затоплен носовой турбинный отсек. Даже по воспоминаниям командира корабля представить себе то напряжение, тот героизм, с которым вели последний бой своего корабля моряки «Ташкена» - невозможно. Им приходилось одновременно исправлять повреждения, вести огонь, тушить пожары, спасать из затапливаемых отсеков эвакуируемых, перевязывать раненных и максимально облегчать корабль, определяя то, чем можно пожертвовать ради сохранения плавучести. За борт отправились параваны, бухты стального троса, колосники и запасной котельный кирпич. К сожалению, на ходу, в бою определить все пробоины и разошедшиеся швы обшивки было невозможно. Корабль медленно продолжал погружаться с креном на нос. Скорость сначала упала до 20 узлов, а потом и до 12. Корабль принял 1900 тонн воды и, таким образом, потерял около 45% плавучести. Тем не менее, каким-то чудом экипажу удалось сохранить «Ташкент» на плаву. Частично этого удалось добиться контрзатоплением, частично изоляцией поврежденных отсеков.

Бой прекратился только в 9 часов 15 минут, когда до Новороссийска оставалось около 40 миль, а зенитный боезапас был на исходе – по десять-пятнадцать снарядов на ствол. Подошедшие корабли поддержки сняли с «Ташкента» эвакуированных и раненых, высадили на борт аварийные команды и пополнили боезапас зениток. К вечеру, в 20.15, «Ташкент» на буксире довели до Новороссийска - города, ставшего для него, как и для крейсера «Коминтерн», роковым.

2 июля 1942 года в 11 часов 20 минут 64 немецких бомбардировщика атаковали Новороссийский порт. За пятнадцать минут налета лидер получил четыре прямых попадания и затонул на глубине в 10 метров. Из 344 человек экипажа погибли и пропали без вести семьдесят шесть человек, семьдесят семь получили ранения. Уцелевшие частью перешли на другие корабли, а частью ушли в морскую пехоту. Что касается командира корабля, то Василий Николаевич Ерошенко, будущий контр-адмирал, был назначен командовать крейсером «Красный Кавказ», на котором служил до конца войны. Его воспоминания «Лидер «Ташкент» настоятельно рекомендую всем любителям истории вообще и истории флота в частности.

Дата: 14-04-2012, 12:56
Категория: Историческая справка
Добавить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Капча: