» » Прутская конфузия

Прутская конфузия

Прутская конфузия
Не так давно авторский ресурс «Телеграф» вспоминал – причем одним из крайне немногих СМИ по всей Украине – про юбилей великой победы при Мачине. Теперь же стоит отдать дань памяти другим героям, которые боролись за освобождение наших земель от османских завоевателей, и вспомнить куда более круглую, но куда менее приятную дату. Исполнилось ровно 300 лет с момента завершения неудачного Прутского похода царя, а в будущем императора Петра Первого. Но прежде, чем рассказать об этих драматических событиях, хотелось бы упомянуть небольшой эпизод, произошедший в жизни автора этих строк на одной из киевских научных конференций еще в президентство Л. Кучмы. Тогда ко мне в рамках неофициального общения подсел субтильного вида молодой человек, представлявший Администрацию Президента. Он презентовал крохотный карманный календарик с «великими победами украинцев» над вражьими силами. Больше всего из изложенного там запомнилась фраза, что украинские казаки Пылыпа Орлыка в ходе Прутского похода разгромили армию московитов (правда, как было оговорено для вящей объективности, при поддержке турок и татар). Так что фраза в начале статьи относительно менее приятной даты может быть и не совсем удачна: нашим доморощенно-умалишенным нацистам все-таки есть, что праздновать в этот юбилей! Добавлю: с одной стороны, примитив свидомых скудоумов слишком известен, чтобы на нем чрезмерно делать акцент. Но с другой – нельзя же полностью обходить вниманием такие перлы. Гениальное изложение данного факта в интерпретации еще кучмистской администрации сильно напомнило легендарную послевоенную фразу: «Войско Польске Берлин брало, войско руське – помогало». В русско-турецкой войне 1711 года действительно принимали участие «выкидыши» из собственной страны – пылыпоорлыковые отряды, которых главный «конституционалист» Украины послал грабить украинские земли вместе с татарами. Где им украинцы в союзе с русскими в который раз и «наваляли». Были ничтожные по численности крымско-татарские запорожцы и у Прута. Но к разгрому москалей в ходе Прутского похода Пылып Орлык «сотоварищи» имели такое же отношение, как Мичурин – к увеличению поголовья тутового шелкопряда в период правления китайской династии Тан. А был ли разгром?

Когда в конце 1710 года Османская империя объявила войну России, многим не без основания показалось, что султан просто перекурил кальяна. Зачем это понадобилось делать тогда, если, например, крымский хан просто умолял султана напасть на Россию годами двумя ранее? Ведь когда шведская армия Карла XII и сброд горе-вызволителей Мазепы, против которых отчаянно сражался – честь ему и хвала! – украинский народ, опустошали украинские земли в районе Гадяча и Полтавы, ситуация для нападения была оптимальной. Но стамбульский владыка остался верен «вечному миру» с Россией, подписанному почти на десятилетие раньше. А сейчас, после величайшей Полтавской виктории, когда стало ясно, что с авансцены Европы Швеция как великая держава исчезает, султан вдруг вознамерился внять подстреканиям наголову битого под Полтавой и на голову больного от рождения шведского короля Карла, нашедшего убежище от русских в тогдашней Турции – под Бендерами. Карл стращал султанский двор перспективой русского нападения на Крым и Константинополь. Однако России было не до того – она была истощена крайне обременительной и упорной Северной войной, длившейся уже более десятка лет. Петр просто хотел «дожать» Швецию, причем на довольно умеренных условиях. Так что «бендерский сиделец» Карл мог торжествовать дипломатическую победу – вступление Турции в войну автоматически означало, что основное внимание России переносится с севера на юг.

За это Карл щедро пообещал снабдить Турцию землями польской короны, а точнее Правобережной Украины, включая стратегически важную крепость Каменец, а также 4 миллиона годовой дани с поляков. Щедрый за чужой счет, Карл имел основания убедить турок, что может это сделать. Дело в том, что у него в Польше была своя партия, возглавляемая С. Лещинским. Этим олухам он в свое время пообещал вернуть всю Украину в состав Речи Посполитой. Горячему «украинскому патриоту» Мазепе он обещал огромные земли в Белоруссии, принадлежавшей полякам, в обмен на сдачу полякам Украины. А олухам, идущим уже за Мазепой, а не Лещинским, обещал создать независимое казацкое государство. Как видим, шведский король, спокойно используя своих сателлитов, как туалетную бумагу, без лишних утонченных переживаний сдавал их одного за другим по мере своей выгоды. Дипломатия Карла XII базировалась на предательстве предателей.

Итак, война началась. Однако здесь у Петра произошло, по выражению не менее жестокого, но еще более знаменитого и успешного московского лидера, «головокружение от успехов». После Полтавы он уверовал в свое всемогущество. Поход был разработан «на авось». Получив заверения молдавского и валашского господарей Кантемира и Брынковяну о том, что они перейдут на сторону России, Петр приказал своей армии двигаться из Риги на Дунай в тяжелое время весенней распутицы, по опустошенным и голодным областям, где несчастные люди не могли прокормить и себя, а не то, что армию. Рассчитывали на восстание сербов, черногорцев и других христианских подданных султана. Но более всего уповали на то, что турки сробеют.

Турки же, отнюдь, оказались не из робких, как, впрочем, и обычно. Да и с чего они должны были бояться армии, истощенной непродуманным длительным переходом, погубившим многие тысячи солдат? Вдобавок против русских сработала традиционная «румынская» тактика выживания: если господарь Молдавии Кантемир сдержал слово и стал союзником Петра, то Брынковяну, ничтоже сумняшеся, переметнулся на сторону турок вместе со своими валахами. Разведка была организована из рук вон плохо; данные, которые свидетельствовали о силе турецко-татарских войск, попросту игнорировались. В результате обескровленное буквально адскими трудностями похода российское воинство не без удивления обнаружило себя окруженным под селом Стэнилешть, что неподалеку от молдавской столицы города Яссы, намного превосходящими силами противника. Оценка его численности колеблется между 127 и 140 тысячами человек против 40 тысяч уцелевших и изможденных в русской армии. А такое соотношение обычно не радует.

И турки пошли вперед, рассчитывая заполучить победу, почище полтавской. 8 (19) июля они штурмовали русский лагерь. Визирь Балтаджи Мехмед-паша руководил сражением. В общей сложности бой продолжался 36 часов. Но все отчаянные атаки янычар и сипахов разбивались о несокрушимую стойкость русской армии и исключительное умение наших артиллеристов. Утром 10 (21) июля янычары, получив приказ визиря возобновить натиск, ответили решительным отказом: «Они наступать не хотят и против огня московского стоять не могут».

Таким образом, Петр, проявив в бою исключительное самообладание и мужество, отразил натиск османов по всем показателям. Их потери достигали 7-8 тысяч человек, русские – втрое меньше. Английский посол в Стамбуле доложил своему правительству, что по описаниям очевидцев, «если бы русские знали о том ужасе и оцепенении, которое охватило турок», и сами бы решились атаковать, «турки, конечно, были бы разбиты». Это и есть тот пресловутый «разгром москалей», сотворенный гениальным Орлыком и еще более гениальными национал-борзописцами от истории.

Однако вернемся к событиям 300-летней давности. Утром 10 (21) июля сложилась парадоксальная обстановка. Обе стороны были до смерти напуганы друг другом, но надо было как-то выходить из этой странной ситуации. Петр Великий был действительно велик, однако его жесточайшей слабостью был холерический темперамент. Он делал его равно способным на невероятный героизм и на потрясающее малодушие. И здесь, запертый турками в своем лагере, он впал в отчаяние, становясь готовым чуть ли не на любые уступки. На его счастье, ближайшие соратники правителя были крепче духом в испытаниях. Даже сопровождавшая его в этом походе новая жена Екатерина (она-то уж видала всякие виды, ее турками не запугать; уникальная судьба заурядной женщины: от военного трофея Северной войны – в императрицы всероссийские!). Ходили слухи, впрочем, документально не подтвержденные, что она пожертвовала свои драгоценности, дабы великому визирю в ходе переговоров выделить приличную взятку. Из казны добавили астрономическую сумму в 150 тысяч рублей. Взятку вручили опытному вору и казнокраду, но по совместительству превосходному дипломату Петру Шафирову и отправили его договариваться с турками.

Увидев посланцев от русских, визирь сильно оживился. Не из-за взятки, разумеется. Он понял, что бить его они не будут, и что настроение у них как минимум не лучше, чем у турок. Поэтому поначалу он даже усиленно начал надувать щеки, изображая из себя владыку мира. Но когда этот маневр чуть не привел к срыву переговоров, визирь сам испугался, и переговоры возобновились куда энергичнее прежнего. Взаимно напуганным сторонам потребовалось всего сутки, чтобы мир был заключен. В результате все остались сравнительно довольны. Русская армия получала беспрепятственный выход домой. Кантемир и его люди получили позволение уйти с русскими. Османская империя получала потерянный десятью годами ранее Азов (но и только). Янычары получили то, что жестко требовали у визиря – прекращение войны. Получил ли взятку визирь, осталось загадкой истории.

Единственный, кто был в абсолютном, стопроцентном, воистину берсеркском бешенстве от этого договора, так это Карл XII. Узнав о мирных переговорах, этот горячий шведский парень прискакал в ставку к Мехмед-паше и, брызгая слюной на лошадь и визиря, потребовал 20-30 тысяч отборных людей, суля, что приведет на аркане пленного русского царя. Визирь с восточным хладнокровием изумительно изящными намеками напомнил Карлу о том, как он сам чуть не оказался на русском аркане после Полтавы, и такими же деликатными словами отправил Карла с его милитаристскими рекомендациями ко всем чертям.

Через три года турки штурмом будут брать практически вросшего в бендерскую землю Карла. Чтобы выдворить на родину этого внедрившегося в приличные развитые страны, типа Турции, незаконного эмигранта-голодранца из несчастной разоренной европейской страны.

Уже после заключения мира русский генерал Ренне, не зная об этом, с отдельным отрядом русской и молдавской конницы с боем захватил у турок Браилов с богатыми запасами. Потом, конечно, со вздохом возвратил.

Прутский поход не изменил исхода Северной войны – Швеция была сокрушена. Он только отсрочил появление русских и украинцев в качестве полноправных хозяев Северного Причерноморья. А первой весточкой тому станет Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года, заключенный по настоянию разгромившего турок фельдмаршала Румянцева именно 10 (21) июля, как убедительный реванш за Прут с накопившимися за истекший срок процентами. Поговаривали, кстати, что Петр Румянцев был сыном Петра Великого...

...В Одессе в ознаменование 200-летия победы под Полтавой в 1909 году появилась улица Петра Великого, при Гурвице ставшая вновь Дворянской. Как знать, удайся тогда Прутский поход – быть может эта улица носила бы название реального основателя нашего города?

Дата: 14-02-2012, 17:21
Категория: Историческая справка
Добавить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Капча: