Сколько стоит борьба с морским пиратством?

Сколько стоит борьба с морским пиратством?Сегодня тема морского пиратства уже потеряла былую актуальность. Захваты судов у берегов Африканского рога уже не будоражат внимание редакторов СМИ, сообщения о нападении пиратов на торговые суда стали редко мелькать в лентах новостей ведущих информагентств. Иными словами, столбик температуры интереса общественности к теме морского пиратства стал медленно, но неуклонно опускаться. И все это происходит на фоне роста многочисленных структур и организаций, которые уже сегодня неплохо зарабатывают на одной из главных проблем торгового мореплавания.

Статистика

Начнем с сухих цифр. Итак, сегодня подавляющее число пиратских нападений совершается в Индийском океане, что составляет около 95% от общего числа. Именно в этом регионе действуют пираты из Сомали. Также сообщения о нападениях пиратов приходят с берегов Нигерии, Гвинеи, а также из Малаккского пролива расположенного между берегами Индонезии, Малайзии и Сингапура, но суммарно число этих нападений не превышает 5% от общего числа пиратских атак.

Если говорить о финансовом ущербе, то согласно исследованию британского Королевского института международных отношений Chatham House, в 2010 году потери мировой экономики от морского пиратства составили от 7 до 12 млрд долларов США. Вне всяких сомнений сумма выглядит внушительно. Скажу больше – годовой бюджет многих стран мира составляет на порядок меньшую цифру. Но гораздо интереснее выглядит разбивка этого экономического ущерба на отдельные составляющие.

Так, наибольшая часть потерь связана с увеличением стоимости страховки судов. В 2010 году судовладельцы, корабли которых проходили через Аденский залив – наиболее частое место атак пиратов - на эти цели потратили 3,2 млрд долларов США . Однако далеко не все владельцы судов готовы были продолжить движение своих кораблей пусть по короткому, но ставшему опасным маршруту. В итоге часть из них просто перенаправила суда по другим маршрутам, более длинным, что по итогам года вылилось в дополнительные расходы, размер которых составил порядка 3 млрд долларов США.

Дальше больше – в последнее время все большее число судов, идущих вдоль опасных вод Африканского побережья, оборудуются различным защитными системами. Здесь уместно упомянуть и колючую проволоку вдоль борта судна, и изолированные помещения, где экипаж может укрыться от забравшихся на борт судна пиратов, и прочие приспособления, которые призваны уменьшить ущерб от пиратства. Всего по итогам прошлого года на защитные системы судов было потрачено порядка 2 млрд долларов.

Отдельных слов заслуживает присутствие боевых кораблей многих стран мира у берегов Сомали. По сегодняшним данным патрулирование вод Африканского рога осуществляется военными судами 11 стран-участников НАТО, а также кораблями еще порядка 10 стран, среди которых Россия, Китай, Индия и Япония. Естественно, такое число военных требует увеличенного финансирования, которое суммарно по итогам 2010 года составило около 2 млрд долларов. Теперь главное – сколько же заработали в прошлом году сами пираты.

Как ни удивительно, но по сравнению с вышеприведенными суммами сомалийские флибустьеры выглядят типичными бедными родственниками – их доход за 2010 год составил всего лишь 148 млн. долларов. Да, средняя сумма выкупа судна выросла почти в два раза по сравнению с 2009 годом – с 3,4 млн до 6,4 млн долларов. Но факт остается фактом – заработки пиратов не идут ни в какое сравнение с расходами, которые направляются на борьбу с самим пиратством. Возникает вопрос: а действительно ли эффективна такая борьба? И вообще, действительно ли она ведется?

Цена борьбы с пиратством

Сегодня борьба с пиратством приобретает все более глобальные, а значит затратные формы. При том реальных результатов этой борьбы толком никто показать не может. Сегодня даже сформировались отдельные группы якобы активных борцов с пиратами. Почему якобы? Читайте далее.

Первая группа псевдо-борцов с пиратством – ООН и различные международные фонды. Именно они сражаются с пиратами в наилучших традициях бюрократического аппарата: проводятся конференции, создаются рабочие группы, выделяются гранты на написание исследований и докладов по проблеме пиратства, организовываются очередные фонды и институты по этой проблематике. Иными словами, тратятся миллионы, а может уже и миллиарды долларов на борьбу, однако сама борьба проводится отдельно от реалий морского разбоя. Достаточно сказать, что один из американских фондов Oceans Beyond Piracy распланировал борьбу с пиратством вплоть до 2014 года. То есть, даже если случится такое, что власть в Сомали укрепится и пиратство, под влиянием внутренних факторов, прекратит свое существование – это станет невыгодным для вышеупомянутого фонда и прочих организаций, финансирование которых напрямую зависит от пиратства. На мой взгляд, эффективность их борьбы если не равна, то очень близка к нулю.

Вторая группа – страховые компании. Изначально, когда тема пиратства у берегов Сомали только начала освещаться в СМИ, звучали мнения будто страховщики будут нести колоссальные убытки. Мол, суда, которые захватываются – они ведь застрахованы, а, следовательно, выкуп будет уплачиваться из средств страховых компаний. Однако сегодня эти заявления выглядят детскими и наивными. Да, суда действительно захватываются и страховщики выплачивают выкуп. Но вернемся к статистике: за 2010 год пираты получили выкупы за освобождение 30 судов и их сумма составила порядка 150 млн долларов США. При этом через Аденский залив в сутки проходит около 200 судов. И увеличенные страховые взносы из-за пиратской угрозы составили чуть больше 3 млрд долларов за все тот же 2010 год. Естественно, страховые компании вовсе не заинтересованы в ликвидации преступного морского промысла, а потому даже не делают вид, что борются.

Третья группа – военные моряки стран-участников антипиратской коалиции. Находясь на боевом дежурстве в дальних водах, экипажи этих кораблей получают повышенное денежное содержание и льготную выслугу лет. Да и к тому же есть возможность регулярно отрабатывать военные навыки на вполне реальных целях – лодках с пиратами. И хотя коэффициент полезного действия военных значительно повыше, чем у предыдущих групп: все таки какие-то суда они защищают, какие-то отбивают, да и самих пиратов захватывают или уничтожают. Но все это отнимает массу финансов, что делает военных далеко не самым эффективным инструментом.

Эффективный инструмент

В настоящее наиболее эффективным противодействием пиратской угрозе становится военизированная охрана судов. Сегодня ООН и многочисленные страны антипиратской коалиции активно выступают против найма судовладельцами вооруженных подразделений. Официальные причины протеста – нарушение норм морского права, правил торгового судоходства и многое-многое другое. Реальность же такова, что ни одно судно, на борту которого находилась военизированная охрана, не было захвачено пиратами. И действительно: зачем морским разбойникам подвергать свою жизнь опасности, когда есть масса других судов, где такой охраны может не оказаться.

Да, частные охранные фирмы и государства, предлагающие такую охрану, также не заинтересованы в полном искоренении пиратства, но именно они достигают нужного результата за относительно небольшие средства. Естественно, такое положение дел опасно для всех лиц и организаций, которые привыкли безбедно существовать под знаменами борцов с пиратством. На этом фоне и возникают упреки якобы в нарушении права, хотя в действительности таким образом отстаиваются миллиардные доходы псевдо-борцов.

При подготовке текста использовалась информация издания «Морской Бюлетень Совфрахт»
Оставить комментарий